Юрист: создавать комфортные условия для заключённых никто не должен

Заключённые против заключённых

— Юрий Петрович, в Госдуму был внесён законопроект об ужесточении уголовного наказания за пытки: лишение свободы на срок до 12 лет для представителей власти, которые организовывали пытки. Поможет ли данный закон снизить количество издевательств над заключёнными в российских тюрьмах?

— Предполагается внести изменения в две статьи Уголовного кодекса:

  • 286-ю, «Превышение должностных полномочий»,
  • 302-ю, «Принуждение к даче показаний».

Уточняется понятие «пытки» и усиливается наказание. Нужно, конечно, это делать. Но на преступность никогда строгость уголовного наказания особенно не влияла. Влияет неотвратимость наказания.

Закон идёт как правопропагандистское мероприятие. То есть будет объявлено, во-первых, людям, что власть принимает меры. Во-вторых, будет объявлено соответствующим должностным лицам, что закон ужесточается. Может быть, кто-то впервые узнает, что такой закон существует.

— Какие действия властей могут изменить ситуацию?

— Я на первое место поставил бы усиление прокурорского надзора в местах лишения свободы. В 2007 году у прокурора забрали право на возбуждение уголовных дел, ослабили его право надзирать за следствием. И сейчас прокурор, придя в места лишения свободы и обнаружив преступление со стороны должностных лиц, не может немедленно возбудить дело, чтобы устранить нарушения. А он должен отправить материалы в Следственный комитет следователю, следователь может отказать в возбуждении дела. Прокурор будет отменять. Такие проволочки затягиваются на несколько месяцев. И кое-где в последние годы сотрудники мест лишения свободы наработали практику, которая позволяет уйти от выполнения требований прокурора. Сейчас они наловчились по целому ряду вопросов в суде обжаловать прокурорские требования. Пришёл прокурор потребовать освободить из ШИЗО (штрафного изолятора) какое-то лицо. Его требование является обязательным. Но тем не менее бегают в суд, обжалуют, и освободить гражданина из карцера удаётся после того, как он уже отбыл дисциплинарное наказание.

Необходимо усиление оперативной работы со стороны ведомства среди сотрудников. Они должны через свою внутреннюю разведку выявлять такие случаи.

Ведь занимаются пытками обычно одни те же лица. Есть такие, которые вообще этого не делают. А есть такие, которые просто получают от этого удовлетворение.

Необходимо совершенствовать работу службы собственной безопасности ведомства. Сейчас она работает формально. Она должна быть заинтересована своевременно выявлять нарушения, поставлять материал к следователям, прокурору. Необходима принципиальность руководителей. Они не заинтересованы в выявлении таких фактов: мол, как же на систему лить грязь. Необходимо далее поднимать престиж службы в сфере исполнения наказания. Сейчас тюремная работа непрестижная, зарплата невысокая, да и морально стыдной считается. У моих дальних родственников возникла проблема: мальчишка решил жениться на девушке, а работает она в колонии общего режима. Кем работает, никто не выяснил, но началась паника: как же так, на тюремщице будет жениться, нельзя этого допустить.

Ещё одна серьёзная проблема существовала и в советское время, и сейчас. Это проблема общественных организаций, которые формируются именно из осуждённых. В этих советах общественности подборка идёт с участием администрации. Подбираются люди, которые были судимы за насильственные преступления, с крутыми кулаками, рецидивисты. То есть те, которые смогут командовать. И насилие у нас в колонии чаще всего осуществляется через этих людей. Другое дело, что об этом народ мало знает.

Ведь пострадавший скорее выдаст человека в погонах, нежели того, кто на соседних нарах лежит. Потому что это смертельно опасно. Пытки чаще всего учиняют по инициативе администрации: кому «тёмную» сделать, кого хорошенько повоспитывать руками осуждённых.

Нужен баланс

— Может быть, стоит давать больше информации в СМИ о преступлениях внутри системы?

— Система должна быть открытой. Но не надо до крайностей доходить. Несколько лет назад говорили, что надо побольше запускать туда общественность, наблюдательные комиссии. Я в этом не вижу толка. Мешать работе администрации?

Но вопрос в том, что это не детский дом. Создавать комфортные условия для заключённых никто не должен. Закон определил, насколько там должны присутствовать комфорт и принуждение.

Это всё сбалансировано. Человек в местах лишения свободы должен чувствовать строгость, но должен понимать, что вокруг него и справедливость существует. Прокурор ходит с проверками не реже раза в квартал. Он же приходит не только проследить за тем, чтобы соблюдались права осуждённых. Он приходит следить и за тем, чтобы:

  • соблюдались требования режима,
  • с охраной всё было в порядке,
  • не было лишних поблажек.

Открытость — это не значит, что надо установить везде видеокамеры и показывать, как осуждённые едят, пьют, отбывают наказание, работают, спят, стоят в строю. Здесь должен быть баланс. Но администрация колонии чаще хочет, чтобы баланс нарушался в их пользу, чтобы меньше кто-то владел информацией. Потому что они часто ошибаются, контингент сотрудников часто с недостаточно высоким интеллектом.

Эта проблема существует и в других странах. В Европе это несколько цивилизованнее, чем у нас, хотя и ненамного. В Африке, Латинской Америке всё намного хуже, чем в России. Мы где-то в середине находимся, но надо из этой середины вылезать. И мы можем это сделать.


Похожие новости:
Чиновникам Дагестана предъявлены обвинения в многомиллионных хищениях
Почему россияне перестали ненавидеть "понаехавших" чужаков
"День рожденья - грустный праздник". Не грусти, Месси!
Какими могут быть Львы до дрессуры?
Кто же вы, всемогущий Лев Джордж Сорос?
Галина Говорухина попала в столичную больницу
Власти запустят онлайн-платформу по "цифровой гигиене" россиян
Кадыров попросил построить скромную мечеть после его смерти
Коротков выбивает информацию из своих осведомителей
Союз женщин РФ оценил заявление протоиерея о "бесплатных проститутках"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *