Власти требуют вернуть деньги по госконтрактам

Допустимо ли менять условия сделки после её завершения? Куда чиновники раньше смотрели?… На все эти и многие другие вопросы Инны Новиковой ответил научный руководитель Института региональных проблем, доцент Финансового университета при Правительстве РФ Дмитрий Журавлев.

Читайте начало интервью:

XXIV ПМЭФ стал Олимпом, недоступным для простых смертных

Россия официально уходит от доллара, но на наши цены это никак не повлияет — эксперт

Почему России не удаётся выйти из доллара

Чтобы прижать Китай, США надо мириться с Россией — эксперт

Украина провалила очередной тест на здравый смысл

«Дойных коров» не уважают, а сильней выжимают — также и со странами

— Дмитрий Анатольевич, когда у «Единой России» стало подавляющее большинство в Госдуме, даже практически перестали критиковать, потому что смысла не было. Но недавно президент поддержал предложение о регулярном отчете депутатов перед избирателями. Хотя и сейчас они работают в своих округах и отчитываются.

— Да, есть окружная неделя. Теперь это будет формализовано. Если раньше они работали в округе, предполагалось, что они отчитываются перед избирателями, но нигде не было написано, что это — их обязанность.

— Депутаты должны будут рассматривать обращение избирателей, лично вести прием граждан не реже раза в два месяца, проводить встречи с избирателями и так далее.

— Хорошо. Пусть работают.

— А что в этом нового? Раньше не было контакта?

— Раньше это не было оформлено отдельным документом. Нет нигде в регламенте записи, сколько раз в год он должен встречаться с избирателями. Там написано, сколько времени он должен проводить в округе. А чем он там занимается — общается с людьми в своей приемной, решает проблемы избирателей или ходит там на рыбалку, не было написано.

Депутат единичный — ноль, да и вся дума — тоже

Другой вопрос, что влияние роли законодательной власти в нашей ультра-президентской системе в любом случае очень незначительное. Хотя депутаты как законодательный корпус, бесспорно, существуют. Мы по количеству новых новаций в законодательстве занимаем первое место в Европе.

Но отдельный депутат как административная величина, то есть — фигура, которая может что-то пообещать сделать, это, извините, не очень понятно. У него нет бюджета. Даже у Госдумы и региональных законодательных собраний нет средств, кроме как на обеспечение своей работы.

В Санкт-Петербурге у местного заксобрания есть определенные бюджетные возможности. Там так сложилось исторически. Но это же — крайне редкое исключение.

Что может сделать отдельный депутат? Он может запрос написать, договориться с губернатором. Но эта договоренность не является обязательной для губернатора. Это — вопрос их политических отношений.

И в этом смысле то, что единороссов большинство, может быть, даже хорошо, потому что единороссам с губернатором договориться легче, даже если губернатор не единоросс. А представителю, например, ЛДПР или «Справедливой России» — уже гораздо труднее.

Не обладает депутат Государственной Думы распорядительными функциями, нет у него их.

Депутаты Верховного Совета России в короткий период, когда советская власть уже закончилась, а Верховный Совет еще сохранялся до 1993-го, обладали распорядительными функциями. Любое решение любого депутата было обязательно для исполнения в правительстве. Вот тогда с них можно было что-то спрашивать.

Другой вопрос — правильно ли, когда 400 человек с хвостиком имеют право давать команду правительству. Правительство просто с ума сойдет. Команды-то будут противоположные. Но тогда, хотя бы, было понятно, за что с них спрашивать.

А что можно спросить с нынешнего депутата? — Только законодательную инициативу. Пообещать вам внести и продвигать такой-то закон депутат может, и это будет честное обещание. Но пройдет закон или нет — уже вопрос.

А что-то построить он может только на свои деньги, государственных у него нет, он — не распорядитель бюджета. Он может только ходить и просить губернаторов, министров. Может быть, они будут его слушать, может, и нет.

— Зато исполнительные власти очень о бюджете пекутся. Недавно первый вице-премьер Андрей Белоусов заявил, что металлурги должны вернуть государству 100 миллиардов рублей сверхдоходов, которые получили от высоких цен на продукцию по госконтрактам.

Владелец НЛМК Владимир Лисин сразу же ответил ему, что это — несправедливо, потому что не учитывается рост налогов и инвестиции. Как вы считаете, кто здесь прав?

— Дело даже не в этом. Откуда появились сверхдоходы? — От высоких цен госконтрактов. А кто эти контракты составлял? Их разве Лисин писал? Я — не в защиту металлургов, но и прибыль должна быть.

В этом случае вопрос — не к Лисину и другим бизнесменам, а к правительству: ребята, а что же вы такие контракты пропускали-то? Как вы их пропускали, что там лишние деньги оказались? Вы вот насчитали там 100 миллиардов лишних денег.

Они эти 100 миллиардов ночью из печатной машинки у вас вынимали? Вы им сами их насчитали и заплатили. Получается, вы ее сначала определили на глазок — так что ли? А теперь говорите: мы подумали, что неправильно сделали — лишние заплатили.

Я — не друг господина Лисина, я с ним незнаком даже, но его позиция в данном случае более логична, что потом подумали и решили, что великовата. Вот механизм определения цены связан с чем — с моим личным желанием министра или вице-премьера определить вот эту цену или всё-таки с какой-то технологией?

Когда Счетная палата занимается, она говорит: «Такой-то товарищ (министр, губернатор, заместитель министра, вице-премьер) необоснованно потратил деньги». Она же не говорит: «А тот, кому он их отдал, должен эти деньги вернуть». Счетная палата говорит: «Вот он потратил, вот он и должен вернуть». Поэтому если бы Белоусов сказал: «Минпромторг потратил лишние деньги, пусть руководство Минпромторга каким-то образом это компенсирует». Никто бы не возражал, я уверяю вас, кроме руководства Минпромторга, конечно. А речь-то идет о другом.

«Вы знаете, мы вам больше заплатили, вот мы подумали, а, ну, верните деньги». И ведь дело-то даже не в том, вернут или не вернут, дело в том, что привычка останется. Вы сказали об одной стороне абсолютно правильно: «а завтра мы вообще все контракты пересмотрим! Вот у нас появится мудрая мысль, и всё». А есть другая сторона: они же тоже понимают, что вы все контракты пересмотрите. И вот то самое бегство капитала просто увеличится в разы. Просто если окажется, что мы правила игры меняем задним числом, то вообще бизнес убежит весь, потому что это то, с чем невозможно бороться. Мы не знаем, что вам в голову взбредет и куда вы задним числом что вставите.

Я еще могу понять, это тоже, вряд ли, будет сильно справедливо, что с формулировкой «вы в прошлый раз лишнее получили, мы снизим расценки по новым контрактам», это еще с трудом, но понятно, но сказать: «Не, ребята, то, что вы в прошлый раз платили, это мало, давайте вот меняем правила игры». Это примерно как любому из наших зрителей подойдут завтра и скажут: «Ты вчера зарплату получал, мы тут подумали — много, верни половину». Это очень опасно. Это опасно просто для системы как таковой. В результате все шестеренки крутиться перестанут, потому что каждая шестеренка начнет думать, как ей из этой машинки убежать, чтоб ее не обкорнали, лишние зубчики не отрезали. И все будут одновременно об этом думать: и бизнес, и чиновники.


Похожие новости:
Доля покупателей из регионов на рынке новостроек Москвы сократилась втрое
"Дружбу" в "Лужниках" реконструируют к середине 2020 года
Продажи в новостройках старой Москвы увеличились вдвое
ПИК достроит ТЦ у Павелецкого вокзала
IBM строит новую платежную сист­ему
Водохранилища Подмосковья обросли новостройками
Российские банки захотели брать деньги за хранение валюты на счетах
Первая платная дорога появится в Москве благодаря Сбербанку
Магазины "переезжают" из центра на окраины
Сказано — сделано? Белоруссия сделала первый шаг к разрыву с Литвой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *