Валерий Рюмин: Покорить Марс можно только всем миром

— Зачем все-таки нам нужен космос? Валерий, вы летали в длительных полетах для того, чтобы доказать, что человек может работать в космосе, техника может работать в космосе, и мы можем выполнять широкий комплекс научных исследований… Елена летала доказать, что женщины тоже могут летать в космос, и очень долго летать. Так?

Валерий Рюмин: Что женщина — тоже человек…

Елена Кондакова: Владимир Степанович, вы же сами говорите, что американцы на каждый вложенный доллар получили 10. То есть они потом все эти наработки воплотили в жизнь. Вопрос еще и в том, что как военная техника, так космическая всегда основывается на последних достижениях науки. Надо использовать это.

Но вот мы как раз почему-то не используем. А ведь наши наработки — очень многочисленны и значимы. И на Земле нельзя получить такие чистые препараты, как в в невесомости. Это очень важно в медицине и многих других отраслях, поэтому обязательно все это надо разрабатывать. И у нас получается. Цель, конечно, и в том, чтобы дальше науку двигать.

— Использовать ее.

E.K.: И использовать ее, конечно, применять на благо нас, наших детей, внуков, всей нашей жизни…

8 Фото

Черные дыры: ученые близки к разгадке

— Вы какие эксперименты проводили?

E.K.: У меня в основном были медицинские эксперименты и простые бытовые вещи. С самого начала я спросила: «Ребята, а как вы там моетесь, шампунь, как в невесомости можно голову помыть?» Раньше это действительно была проблема. Великолепный шампунь был разработан в нашем Медико-биологическом институте, не надо практически ни воды, ничего.

Наносишь на голову и трешь мокрым полотенцем, вытираешь сухим. И все — абсолютно чистые волосы. Ребята, которые летали, имели проблемы с волосами: перхоть, еще что-то. А с этим шампунем — у всех все в порядке. Вот почему это не использовать в нашей обычной жизни? В экспедициях геологам, в деревнях, где плохо с водой, и во многих других случаях это очень пригодилось бы.

— Да и вообще везде.

E.K.: Везде, да. Я бы им с удовольствием пользовалась. Но где его взять?

Почему прервалась ваша связь с научно-исследовательскими институтами? У вас сколько академиков сейчас работает?

В.Р.: На фирме один — Микрин Женя. При Семенове было два, был сам Семенов и Легостаев, потом Микрин тоже стал академиком. Стало три, а теперь остался один.

— Связи нет никакой с академическими институтами. Почему так?

E.K.: Финансирование, им не дают денег.

— Ведь раньше всегда, когда появлялась возможность поставить на аппарат дополнительный вес, шла драка за то, чтобы научная аппаратура появилась на спутниках. А сейчас этого нет. Сделаете вы, допустим, ракету «Ангара» грузоподъемностью 60 тонн, а что на ней возить?

В.Р.: На околоземную орбиту на ней возить нечего. Это все делается под флагом полета на Марс. Но ракета в 60 тонн никому не нужна, потому что не решает никакую задачу. Для Марса нужна ракета тонн на 150.

— Там же есть еще пока нерешаемая проблема с радиационной защитой человека.

В.Р.: Пока такой защиты действительно нет. Но, по-моему, эти пояса пройти можно будет. Надо сделать соответствующую защиту и пройти их. Это же — кратковременно, а не постоянно. Надо пройти эти радиационные пояса. Пролетел, а дальше там — нормально все. Это — задача решаемая с точки зрения техники, да и людей, я считаю. Деньги — единственный вопрос. Это все — чисто деньги. Никакая страна в одиночку эту задачу не решит, даже Америка.

— Они же с Европой сейчас объединяются в этом проекте.

В.Р.: Европа денег много не дает и не даст. Они — прижимистые, поэтому на это дело много не дадут. Это надо делать всем миром. Поэтому надо нам в этом проекте объединиться и работать, вместе — делать все с той же Америкой, с Европой, Японией, Китаем… Марсианскую задачу, я считаю, надо решать большим коллективом.

— А нужно ли в наше время — сегодняшнее такое сложное — решать марсианскую задачу? Зачем?

В.Р.: Человечество всегда стремится познать что-то необычное. Ради любопытства хотя бы надо решить эту задачу и посмотреть, что там есть, цветут там яблони или нет. Поэтому все равно человек будет стремиться к этому, что бы там ни говорили.

Е.К.: Познать непознанное.

— Я вот прямо сейчас придумал, зачем надо лететь на Марс. Ясно, что мы принципиально ничего нового там не найдем, я абсолютно в этом уверен. Там автоматы все уже облазили. Но этот проект очень нужен для нас на нашей родной планете — на Земле он нам крайне важен.

Он нужен для того, чтобы закончить все эти войны, все эти конфликты. Надо сказать: «Ребята, чего мы все воюем?… Давайте лучше полетим вместе на Марс! Соберем компашку человек 12, пару женщин возьмем, чтобы на кухне хозяйничали и убирались в корабле». Но для этого и на Земле нам надо перестать ссориться и крепко дружить.

Беседовал писатель Владимир Губарев

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Источник фото: Википедия

Читайте также:

Российский космос: бал правят «успешные менеджеры» и банкиры

Почему американских астронавтов учат по российской системе

Космонавт Елена Кондакова: Вранье убило интерес народа к космосу

Космонавт Рюмин против варягов в нашей космонавтике


Похожие новости:
В Швеции запрещено повторное использование на дорогах гранитной крошки
Опубликовано видео удара гиперзвуковой ракетой "Кинжал" с МиГ-31
В США объявили о прорыве в создании оружия "направленной энергии"
Замминистра связи рассказал, как эффективнее пользоваться Telegram
РКК “Энергия” проверяет космические корабли на наличие отверстий
Ученые выяснили, что бактерии кишечника могут производить электричество
Ученые предсказали эру бесконечных ливней
Специалист назвал воду у мыса Тарханкут - самой чистой в Крыму
Найдены свидетельства уничтожения вавилонянами Иерусалимского храма
"Роскосмос" запатентовал новый способ маскировки космических спутников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *