Сюрпризы от ООО «Томет»: чем удивило интервью конкурсного управляющего

«Томет», как известно, невольно пребывает в центре корпоративного конфликта между «Уралхимом» и «Тольяттиазотом» (ТОАЗ), а арбитражный управляющий Селищев понятно на чьей стороне. И сам говорит о том, что «Тольяттиазот» оказывал ряд услуг «Томету”, в том числе охранял его имущество, помогал специалистами, проводил ремонтные работы, оказывал иную техническую помощь. Технологически ТОАЗ и «Томет» имеют определенные взаимосвязи, что обусловлено, в первую очередь, нахождением «Томета» на одной площадке с ТОАЗом. Но нет подтверждений тому, что взаимоотношения между «Тометом» и ТОАЗом строились не на договорной, возмездной основе в соответствии с требованиями законодательства.

«Томет» был признан судом солидарным должником по иску «Уралхима». Однако опрошенные юристы подвергли критике это решение — по их словам, российское законодательство не допускает возможности привлекать к ответственности юридические лица по долгам их учредителей (акционеров, бенефициаров), пишет «Собеседник».

Кстати, уместно вспомнить и то, что управляющий отчитывается об успешно проделанной работе, отладке всех процессов, но «Томет» был успешно развивающейся компанией как раз до тех пор, пока к ней не были заявлены судебные претензии «единственного кредитора”, то есть третьей стороной, став частью большого разбирательства. В 2019 и 2018 году компания находилась в стабильной прибыли, но в 2020 резко ушла в минус после многомиллионного иска. «Паны дерутся, а у холопов чубы трещат», в том числе через СМИ. Факт же в том, что публично заявлявший о незаинтересованности в банкротстве Уралхим, в итоге настоял на банкротстве компании, и получил в итоге право предложить своего управляющего.

По некоторым данным, документ о финансовом состоянии был подготовлен не самим Селищевым, а небольшой воронежской консалтинговой компанией «Финансы и право». И в данном случае, «небольшая» — это даже преувеличение: согласно открытым данным официального ресурса ФНС, компания «Финансы и право» в 2020 году не имела выручки вообще, а в 2019-м ее выручка составила только 2,5 млн рублей. Единственным участником «Томета» (компанией «Триумф Девелопмент») на данный отчет было представлено заключение профессора экономики МГУ, доктора экономических наук, подтверждающее невозможность его использования для установления признаков банкротства. Однако, данное заключение не было принято судом, а в опросе приглашенного в суд профессора судьей Исаковой Л. Т. было отказано.

Селищев отмечает, что «К тем полномочиям конкурсного управляющего, которые определены законодательством о банкротстве, кредиторы возложили на меня дополнительные обязанности по обеспечению хозяйственной и производственной деятельности ООО «Томет»».

И далее управляющий пространно рассказывает о том, что именно после его прихода удалось поставить предприятие обратно «на рельсы». Однако в чем заключается «оздоровление» предприятия — понять сложно. По некоторым данным, за последнее время на работу были принято всего 5-7 новых сотрудников. Основной костяк команды «Томета», включая производственный персонал, не менялся. То есть все процессы на момент прихода Селищева были отлажены, компания работала стабильно.

Однако управляющий утверждает: «Что касается производственного персонала, мы сохранили коллектив, в целом производственный персонал квалифицированный. Текучки персонала нет, все происходит в рамках обычного движения кадров. Но мы усиливаем производственную часть, наняли недостающих специалистов (прим. ред — тех самых семерых, не имеющих, в прочем, отношения к производству). С 1 марта я поднял зарплату производственным рабочим на 10-15%».

Правда, зарплаты на «Томете” и раньше были в целом выше рынка. Хотя вот как раз здесь временный глава компании действительно смог показать выдающийся результат.

Дело в том, что по инициативе Селищева 1 апреля было проведено собрание кредиторов, в повестке которого было два вопроса:

  • продолжение хозяйственной деятельности ООО «Томет»;
  • увеличение вознаграждения Селищева с 30 до 350 тыс. рублей.
  • То есть, на порядок (в отличие от простых сотрудников, которым светила прибавка лишь в 10-15%). Единственным кредитором на 1 апреля был «Уралхим», который проголосовал за оба пункта повестки.

    Эксперты напоминают, что продолжение хозяйственной деятельности в конкурсном производстве предполагается, как минимум, до проведения инвентаризации и оценки имущества должника и не требует отдельной санкции со стороны собрания кредиторов. Таким образом, обеспечение хозяйственной и производственной деятельности предприятия-должника является самой обычной обязанностью конкурсного управляющего. То есть, в реальности, никаких дополнительных обязанностей на Селищева кредиторы могли не возлагать. Но мы уже подметили его склонность брать на себя повышенные обязательства, по крайней мере на бумаге.

    Хотя, «бумага всё стерпит”, например утверждение о наличии профессиональной квалификации и научных степеней. Обладает ли конкурсный управляющий «Томета” нужной профессиональной квалификацией? Он никогда не руководил подобными производствами, а его опыт в качестве арбитражного управляющего вызывает больше вопросов. Возможно, не случайно в многотысячном рейтинге арбитражных управляющих, составленном ФНС по итогам 2018-2020 годов, Селищев занял аж 3327 место.

    Кроме того, вызывает сомнение и наличие у Селищева ученой степени кандидата экономических наук, о которой неоднократно заявлялось. Ни автореферата, ни каких-либо упоминаний его научной деятельности не содержится как на официальных ресурсах, например, Российской государственной библиотеке, так и на просторах интернета.

    Неслучайный пасс от интервьюера: «Как складываются отношения с руководством ПАО «Тольяттиазот»?» И здесь Селищев рассказывает о наболевшем: «К сожалению, плохо. Наша работа осложняется неконструктивной позицией и действиями руководителей «Тольяттиазота» и единственного акционера «Томета” — гонконгской компании Triumph Development Ltd., которые вместе занимают согласованную позицию».

    Хотя можно возразить, что неконструктивная позиция занята самим Селищевым. Например, дабы не допустить включения ТОАЗа в реестр требований кредиторов «Томета», Селищев мог намеренно затягивать рассмотрение требований ТОАЗа, не являясь на заседания и не представляя в суд отзыв на требование ТОАЗа.

    После того, как на Селищева был наложен судебный штраф на соответствующее поведение в процессе, тот подал иск о признании недействительными договоров с ТОАЗом на поставку сырья и ресурсов для производства «Томета». Но даже максимально лояльный «Уралхиму» самарский арбитраж не смог найти причин для его удовлетворения и был вынужден отказать в иске.

    Ни одно программное интервью не было бы завершенным без позитивного «взгляда в будущее», и данное тоже не разочаровывает. В ответ на вопрос «Что будет по окончании конкурсного производства?», управляющий рассказывает про все хорошее.

    «Однозначно, что работа предприятия не прекратится, рабочие места будут сохранены, налоговые отчисления будут производиться в текущем или еще большем размере. Моя стратегия ведь заключается не только в том, чтобы провести качественные ремонты, привести в порядок запущенное оборудование, но она нацелена на перспективу — как я сказал, продуктовый портфель будет диверсифицироваться, под этот проект мы будем принимать решение о строительстве новых мощностей на заводе. В разработке находятся и другие проекты. Это работа, рассчитанная на длительное время. Кроме того, после предыдущего руководства осталось много недостроя, не запущенных проектов, которые лежат мертвым грузом. Мы сейчас их реализуем и будем принимать по ним решения», — подчеркивает Селищев.

    При этом, как отмечают специалисты, знакомые с ситуацией на «Томете», большая часть названных проектов не могла быть завершена до конца в связи с арестами, наложенными в рамках уголовного дела. В связи с введением конкурсного производства в отношении «Томета» такие аресты были сняты, что позволяет завершить данные проекты.

    И здесь светлое будущее переходит уже в область футурологии. Предсказывать, например, размер будущих налоговых отчислений, да и вообще будущее должника возьмется не каждый конкурсный управляющий. Вероятно, ему может быть известен новый эффективный инвестор, о котором он заявлял ранее. Кстати, если таким инвестором будет «Уралхим» или близкие к ему структуры, что очень вероятно, то как раз за размер налоговых отчислений совершенно нельзя поручится. Как известно, у «Уралхима» давняя нелюбовь к уплате налогов — так, в начале года компании были доначислены 454 млн рублей налогов по иску ФНС.

    P.S. На фотографии к интервью Анатолий Селищев позирует в красивой каске, правда не в цехах, а на улице. И хотя регламент «Томета» наверняка предусматривает ношение касок вне производственных помещений, в данном случае, каска, возможно, нужна для защиты от реальности.


    Похожие новости:
    На Украине нашли майнинговые фермы для нужд ЛНР и ДНР
    Биткоин и Ethereum сегодня: прогноз
    Биткоин всем надоел
    Половина массовых новостроек продается по ипотеке
    Штаб-квартиру «Роснефти» построят на Кутузовском
    Магазины "переезжают" из центра на окраины
    Доля контрафакта в магазинах России достигла 60%
    На кредиты производителям товаров от коронавируса выделят 15 млрд
    Эксперты обсудили новые санкции от команды Байдена
    США приготовили для России "ядерный" вариант санкций: чем угрожает Вашингтон

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *