Сергей Махлай: история падения олигарха

С Сергеем Махлаем история прямо противоположная. С самого начала у него было все, и для безбедной и даже шикарной жизни все, что от него требовалось — соблюдать закон. Но с этим не сложилось, и недавно Махлай превратился из осужденного беглого олигарха в осужденного беглого банкрота, пишет издание «Век».

Сергей Махлай родился в 1969 году в семье Владимира Махлая. В 1985 году Махлай-старший возглавил «Тольяттиазот», став его «красным директором». Когда наступила приватизация, он воспользовался ее плодами по полной, при поддержке местных коррумпированных чиновников, которые потом перейдут к нему на работу и в конце концов сбегут с ним за рубеж, он добился приватизации гигантского предприятия по схеме для малых фирм. Затем он различными правдами, а чаще неправдами, прибрал к рукам акции ТоАЗа, доставшиеся трудовому коллективу.

Но это было лишь начало криминальной деятельности Махлаев на «Тольяттиазоте». Безудержная жадность и неумение вовремя остановиться в конце концов сильно подведут их обоих.

Махлай реорганизовал сбыт экспортной продукции завода таким образом, чтобы утаивать часть прибыли, которая направлялась в офшоры владельцев ТоАЗа, и уклоняться от налогов. О масштабных аферах Махлая на заводе «Российская газета» писала еще в 1998 году. К 2005 году против Махлая и его подельников были возбуждены уголовные дела о незаконной приватизации, мошенничестве и уклонении от налогов, что привело к их бегству в Лондон. К концу 2010 года за счет коррупционных связей Махлая дела удалось спустить на тормозах.

Но конец карьеры «красного директора» в крупном бизнесе пришел оттуда, откуда он не ждал. Родной сын Сергей, еще в 1994 году отправленный в США (сегодня он любит рассказывать, как якобы его выдавил с Родины «кровавый режим» и рейдеры), возмужал и больше не хотел быть «генеральным менеджером строительной компании» в США, а хотел верховодить на ТоАЗе. И он поступил с собственным отцом так, как тот сам некогда проворачивал с неугодными акционерами: просто выкинул его с предприятия. Путем обмана Сергею удалось завладеть офшорами, контролировавшими ТоАЗ, после чего Владимир был отправлен в отставку со всех постов.

Очень скоро выяснилось, что аппетиты Сергея Махлая гораздо больше, чем были у его отца. Бывший директор хоть и не славился кристальной честностью ведения дел, но переживал за техническое состояние своего детища, и откровенным грабежом не занимался. Так, например, за чрезмерно наглое воровство карбамида и демонстративную роскошь он изгнал с ТоАЗа одного из руководителей — Виктора Казачкова. Но Махлай-младший взял его обратно с распростертыми объятиями, и сейчас Казачков на одном из главных постов на ТоАЗе продолжает то единственное, чему научился за все годы работы на заводе.

Как сообщает издание «Век», начал Сергей Махлай с того, что взял под контроль схему хищения экспортных поставок ТоАЗа, которую с иностранными сообщниками разработал Владимир еще в начале нулевых. ТоАЗ продавал по заниженной цене свою продукцию швейцарскому офшору NitrochemDistribution AG, которым владел партнер Махлая Эндрю Циви, который, в свою очередь, реализовывал ее уже по рыночной цене. Разница оседала в карманах мошенников.

Хотя таким способом в офшоры выводились десятки миллиардов рублей в год, Махлаю этого явно было недостаточно. К тому же позднее, когда правоохранительные органы раскрыли схему, вывод денег по этому каналу пришлось сократить. Махлай не растерялся и собрал команду из таких специалистов в области консалтинга, как Дмитрий Межеедов, Сергей Шишов и других, поднаторевших в различных способах вывода средств в офшоры, но ничего не понимающих в производстве и промбезопасности.

Вообще, помощниками Сергея Махлая в его грязных делах во все времена были лица, занимавшие должность генерального директора ТоАЗа. Сначала — Евгений Королев, в 2013 году сбежавший за границу, потом — Межеедов, а сейчас — Шишов. Всех их, куда бы они ни крылись, ждет разоблачение и справедливое наказание.

Ни Межеедов, ни Шишов, ни сидящий в США Махлай даже не пытаются делать вид, что заинтересованы в поддержании и обновлении оборудования. По их мнению, если агрегаты и трубы как-то продержались 40 лет, простоят как-нибудь еще столько же. И это не просто беспечность, а преступное отношение к огромному опасному химическому заводу — должность главного инженера, который должен следить за техническим состоянием оборудования, вообще упразднена.

Вместе эта группа разработала множество различных схем почти неприкрытого ограбления ТоАЗа. Завод был нагружен какими-то совершенно непонятными расходами по содержанию иностранных компаний под предлогом «услуг за фрахт».

Как грибы после дождя на ТоАЗе стали множиться договора на фиктивные подряды на строительство и ремонты через подставные фирмы, расплодившиеся вокруг ТоАЗа. Сами работы при этом практически не ведутся, акты о их выполнении не существуют, даже фиктивные. Все эти дополнительные каналы незаконного вывода денег с ТоАЗа приносят Махлаю и его подельникам еще более 100 млн долларов ежегодно.

При Сергее Махлае на ТоАЗе групповые несчастные случаи со смертельным исходом стали обычным делом, весной 2020 года всего в течение нескольких недель произошла серия инцидентов, в ходе которых погибли трое рабочих. Крупными авариями, в том числе с человеческими жертвами, завод отметился все последние годы. Некомпетентность и жадность Махлая и его подручных приводила и к очень опасным происшествиям. Так, осенью 2018 года на агрегате аммиака №4 взорвался природный газ в печи риформинга, невиданный для отрасли случай. Лишь по счастливой случайности никто не пострадал. Как выяснилось, к взрыву привело то, что американская компания Махлая и его жены Ирины AM&JH Industrial Services поставила ТоАЗу контрафактные китайские газовые краны, по документам оформленные как дорогие европейские.

Взаимоотношения махлаевской фирмы AM&JH Industrial Services с ТоАЗом вообще выглядят крайне подозрительно. На таможне в США и ЕС закупленное ею для ТоАЗа оборудование оформляется как металлолом (и рассчитывается по весу в тоннах), а при приближении к заводу внезапно становится по документам дорогостоящим оборудованием, но на самом деле — китайскими контрафактными подделками. Иначе как распилом заводского бюджета такие странности объяснить нельзя. Кстати, на новую печь Межеедов распорядился «в целях экономии» установить большую часть старых труб, испорченных взрывом. Не удивительно, что агрегат не удалось запустить до сих пор. Но Махлай продолжает свое: на завод недавно пришли новые контрафактные комплектующие еще для 1 тыс. позиций оборудования. Около месяца назад это привело к аварии на агрегате аммиака №2, который также аварийно остановлен.

Бороться с такой международной мафией, окопавшейся на заводе, обладающей мощным коррупционным и финансовым ресурсом — нелегкое дело для правоохранительных органов любой страны. Однако российские правоохранители и судебные органы выдержали этот тяжелый экзамен.

В конце 2012 года по заявлению миноритарного акционера ТоАЗа — «Уралхима» — было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества на предприятии. Расследование хищения экспортной продукции заняло пять лет, еще полтора года шло судебное следствие. Объем доказательств, включая свидетельские показания, переписку и документы, занял более 500 томов. В итоге все важнейшие для дела факты, включая взаимозависимость ТоАЗа и Nitrochem и занижение отпускных цен на экспортную продукцию на 20-40% были доказаны. В итоге суд признал Владимира и Сергея Махлаев, владельца Nitrochem Эндрю Циви и его подчиненного Беата Рупрехта, а также бывшего гендиректора ТоАЗа Евгения Королева виновными в мошенничестве в особо крупном размере и заочно приговорил их к 8,5-9 годам лишения свободы. Суд также обязал их возместить потерпевшим ущерб — 77,3 млрд руб. ТоАЗу и 10,3 млрд руб. — «Уралхиму». Приговор вступил в силу 26 ноября 2019 года.

Впрочем, приговор не подействовал на Махлая отрезвляюще. Он с сообщниками не просто не признал решения суда, от имени ТоАЗа отверг статус потерпевшего и отказался выплачивать компенсацию. Вместо этого он начал выступать в прессе с критикой российского правительства и правоохранительных органов, которые не обеспечили защиту его «предпринимательской» деятельности. Он пригрозил России новым «делом ЮКОСа» в международных инстанциях. На данный момент Махлай, по его собственным словам, подал два иска против России в ЕСПЧ.

Махлай с соучастниками уже осужден по делу о хищении экспортной продукции в 2008–2011 годах. Близится к концу расследование аналогичного дела по хищениям в 2012–2013, которое, в случае обвинительного приговора, может увеличить сумму претензий к Махлаю еще более чем на 50 млрд руб.

Кроме того, Махлай и другие участники преступной группы проходят подозреваемыми в делах о создании организованного преступного сообщества и участии в нем (ч. 3 ст. 210 УК РФ), покушении на дачу взятки в особо крупном размере (ч. 3 ст. 30 и ч. 5 ст. 291 УК РФ) и неуплаты налогов в особо крупном размере (ч. 2 ст. 199 УК РФ). Некоторые члены группировки Махлая уже арестованы по этим делам, успел получить обвинительный приговор один из ключевых членов группировки — бывший глава принадлежащего Махлаю Тольяттихимбанка Александр Попов. Выполняя распоряжения Махлая, Попов управлял целой международной сетью офшоров, в которые распределялась незаконно выведенная с ТоАЗа прибыль, помогал выводить из ТоАЗа наиболее ликвидные активы, уклоняться от налогов, отмывать и обналичивать деньги. Часть средств из «черной кассы» шла на подкуп следователей, судей и других должностных лиц. В 2015 году Попов пытался дать взятку в $2 млн судьям Верховного суда РФ за отмену решения о доначислении ТоАЗу налогов. В июне 2021 года Попова осудили за коррупцию на 7,5 лет колонии строгого режима. Махлай проходит по этому уголовному делу как заказчик преступления. Глядя на все это, гендиректор завода Дмитрий Межеедов, у которого дома и в офисе прошли обыски в связи с расследованием коррупционных эпизодов, спешно уволился, оставив на хозяйстве своего 33-летнего зама Шишова, которому, впрочем, передает теперь свой криминальный опыт.

А к самому Махлаю, похоже, постепенно приходит осознание того, что решения российских судов придется исполнять, даже если очень не хочется.

В августе 2021 года суд признал Сергея Махлая банкротом. Взыскание ущерба обращено на его имущество, которое арестовано и будет продано на открытых торгах, а вырученные средства пойдут на выплату возмещения потерпевшим от преступной деятельности владельцев завода. Предвидя такой финал, в какой-то момент Махлай даже затеял раздел имущества с женой Ириной, чтобы переписать на нее активы. Однако это никак не помогло ему утаить имущество от обращения взыскания.

Учитывая, что мажоритарный пакет акций ТоАЗа и весь его имущественный комплекс находятся под арестом еще в 2015 году, а теперь заморожены еще и личные активы Махлая, проворачивать свои аферы ему будет куда сложнее. А значит, ему придется так или иначе ответить за свои преступления и вернуть наворованное обратно на ТоАЗ.

Заводу остро необходим другой собственник, который будет инвестировать деньги в производство и безопасность труда, в повышение зарплат рабочим. Только так гигантский завод, превратившийся под гнетом Махлаев в рассадник коррупции и техногенной угрозы, получит наконец шанс нормально развиваться и вернет себе давно потерянную былую славу флагмана химической отрасли России.

Темы

тольяттиазот

Новости партнеров


Похожие новости:
СМИ: "Газпром" зарезервировал миллиарды для выплат "Нафтогазу"
Американцам запретят работать в России
В России временно рухнул ГЛОНАСС
Минфин не признает криптовалюту платежным средством
Bithumb может возобновить регистрацию новых аккаунтов
В Китае успешно протестировали лайнер-амфибию AG600
Уже не банк: Почему Греф хочет изменить название "Сбербанка"
Путин ввел налог для самозанятых в 19 регионах страны
Россия и Канада станут новыми центрами производства продуктов питания
Число рабочих мест в США за март сократилось более чем на 700 тысяч

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *