Руслан Гринберг: Сегодня доходы растут только у богатых, у средних не растут, у бедных падают

Население беднеет

— Руслан Семёнович, говорят, что население беднеет седьмой год подряд, реальные доходы просели до уровня 2010 года. Это так?

— Речь идет об очень серьезном тренде на прозябание. И выхода не видно. Богатые привыкли к богатству. Это легко привыкнуть. Средние — к средним доходам, а бедные — к бедным. Средний класс (их 15-16%) имеют заграничные паспорта, могут себе позволить платить за лечение. А остальные — как получится. Три четверти не имеют никаких сбережений.

Пока ситуация выглядит очень мрачной в том смысле, что она просто продолжение застоя с совершенно неясным выходом. Дело в том, что бурного экономического роста после застоя обычно не бывает. Обычно после катастроф что-то случается, после резкой рецессии как-то легче выпрыгиваешь. Но для этого должно быть в стране настроение вкладывать деньги, зарабатывать.

Сейчас этого нет. Сейчас очень большая тревожность у людей: что будет, лишь бы хуже не было.

Мы возвращаемся к нашей обычной истории: лишь бы не было войны.

— Пути выхода в Институте экономики Российской академии наук могли бы предложить?

— Мы предлагаем последние 30 лет другой путь. Он не был связан с таким радикальным изменением ситуации, которое предложила ельцинская команда. Мы поверили в свободный рынок, и всё, что мы сегодня имеем, — это результат той слепой веры. Свободный рынок — это государство уходит, спасайся, кто может, естественный отбор. В таких полуанархиях выживают сильные.

Владимир Путин и его команда еще 20 лет назад восстановили порядок, который требовался после ельцинской полуанархии.

Порядок получился, но с большим перебором. У нас всегда из крайности в красность: либо анархия, либо диктатура. Но у нас еще не жесткая диктатура. Мы с вами разговариваем. Но многое указывает на такой тренд. В этой ситуации частный и государственный бизнес особенно не заинтересован.

— Но жесткие условия для экономики не всегда плохо. Можем историю Советского Союза вспомнить.

— Да, когда вы готовитесь к войне, это очень правильная история. Тогда нужно все забыть, и идут люди среднего ума на лесоповал, умники — в «шарашки». И все работает. Но мы сейчас не в такой ситуации. Хотя поссорились со всеми. Иногда кажется, что действительно предвоенная ситуация.

Пустой кошелек

Нет волшебного решения. Мы были всегда за смешанную экономику: найти правильную пропорцию регулирования рынка, что мы хотели еще во время перестройки сделать. Горбачев пытался, Абалкин, Рыжков. Программы такие были признаны колхозными, а сейчас надо рынок. А теперь надо отсюда выходить.

Теперь многие жалеют, что они были за Бориса Николаевича. Ни Горбачев не дал нам экономики хорошей, ни Ельцин.

У нас был период очень хороший с 2000-го по 2010 год. Он связан с максимальным удорожанием нефти и газа, росли доходы у всех. Популярность Путина в значительной мере связана с этим. А сегодня доходы растут только у богатых; у средних не растут; у бедных падают. Это позор для страны.

Средняя зарплата — 50 тысяч

— Нужно политическое решение, чтобы ситуацию переломить? Или нужна модель экономическая?

— Типичная власть действует рационально, если ее цель — сохранение власти. Многие ругают кубышку — Фонд национального благосостояния, который вырос, вместо того, чтобы в кризисный момент ее распечатывать. Но это рационально для сохранения статуса-кво. Ведь мы хотим экономического роста. Потому что материальное улучшение наступает только в комбинации двух вещей: экономический потенциал, ВВП растет и плюс то, что делают нормальные страны, — социальное выравнивание, когда от очень богатых и богатых перераспределение первичных доходов. Но у нас этого нет. Даже прогрессивной шкалы налогообложения нет, хотя к этому идет.

Мы ждем экономического роста во всех странах. А это рост цен на наше топливо и сырье. Тогда может быть оживление экономики. Других способов доморощенных я не вижу, потому что любой из них связан с очень большим риском.

Всякие разговоры так называемых либералов о том, что надо уйти государству из экономики, и частный бизнес все сделает, — это бред.

Потому что у нас мало среднего бизнеса, он деморализован. Он занял все ниши, которые можно занять, где нет импорта: общественное питание, услуги. Рыночная экономика предполагает, что в самые тяжелые моменты все равно все есть. Если падает товарное предложение, растут цены, но зато есть товары и услуги. В этом смысле нужна целеполагающая миссия.

Бизнес в России

— Дерипаска критикует данные Росстата: не только уровень бедности, ведь Росстат еще и среднюю зарплату по России увеличил с 20 до 50 тысяч.

— Нет, это реально так, никаких махинаций. У нас достаточно много людей, которые по миллиону рублей в день получают. И они участвуют в этом исследовании. 50 тысяч рублей по стране вполне реальная зарплата.

Но есть медианные зарплаты, когда половина народа получает от средней величины столько-то, половина — столько-то. Она у нас 30.

Самая, наверное, репрезентативная зарплата — модальная. Самая распространенная зарплата, которую предлагают фирмы, — 20-25 тысяч рублей. Конечно, на двух-трех работах многие работают. Огурчики, помидорчики всегда спасают россиян при любых общественных строях.

Бедная страна у нас, к сожалению. В Центральной, Восточной Европе среднегодовой рост последние 20-25 лет 2,5-3,5%. У нас меньше 1%, и возник он в основном за счет удорожания нефти с 1999-го по 2008 год.


Похожие новости:
Очередной банк начал суд с ЦБ
Китай объявил о начале крупнейшей торговой войны
Пациент, скорее, мертв: кому выгодно скрывать смерть банкира Когана?
Ripple может выйти на китайский рынок с блокчейн-решением
В Иране подготовлен законопроект по госкрипте
Аренда в парках Москвы подорожала — КоммерсантЪ
Минэкономразвития поддержало пугающий план по отказу от доллара
Китай разрушит сланцевую промышленость США
Платить больше или покупать меньше: с 2019 года россиян ждут новые пошлины
Месячный "абонемент" на вырубку Иркутской тайги стоит 500 тысяч. Рублей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *