Россия против нечестной игры под лозунгом декарбонизации

Западные эксперты не пропускают случая, чтобы лишний раз кольнуть Россию за недостаточно решительное, как им кажется, движение к целям низкоуглеродной экономики. Так, эксперт центра Россия/ННГ (новые независимые государства) Французского института международных отношений Бобо Ло полагает, что Москва «не демонстрирует серьёзных намерений по сокращению выбросов углекислого газа или развитию возобновляемых источников энергии» и отводит центральную роль ископаемым энергоносителям. Хотя и не исключает вероятность возвращения Кремля «на путь истинный».

«Столкнувшись с угрозой остаться в стороне от энергетической революции XXI века, — пишет Бобо Ло, — российское руководство в конечном счете может оказаться вынуждено признать несостоятельность своей климатической политики в экологическом, экономическом и, главное, стратегическом отношении».

Не отстаёт от французского эксперта и журналист из немецкой Handelsblatt Матиас Брюггманн, у которого внушительный набор претензий к России. По мнению Брюггманна, «эта самая большая по территории страна с её многочисленными сырьевыми запасами, изобретателями и промышленными концернами» не способна успешно развиваться, «а виной тому курс Путина». Российская бизнес-модель, предусматривающая рост экономики на основе нефтегазового и угольного секторов, исчерпала свой ресурс, убеждает он.

Далее Брюггманн ссылается на экспертов в области энергетики ОЭСР, которые недавно в своём исследовании провозгласили окончание нефтяной эры: «начиная с сегодняшнего дня, никакие инвестиции не должны направляться в разработку новых месторождений нефти и газа, если мир к 2050 году хочет добиться климатической нейтральности».

А Россия, мол, движется в противоположном направлении и — о ужас! — строит государственный капитализм, «всё дальше отходит от Запада и укрепляет экономические связи с Китаем».

К «зелёным» целям без волюнтаризма

Для вдумчивых экспертов должно быть понятно, что у каждой страны свои особенности, свой груз нерешенных проблем, поэтому движение к «зелёным» целям тоже может различаться. Хорошо, что страны Евросоюза ставят амбициозные задачи по развитию ВИЭ, но ведь они (в отличие от России) не были богаты нефтью и газом, для них это был естественный путь развития. Если говорить о достижении углеродной нейтральности к 2050 году, то за 30 лет многое может произойти. Каким будет расклад сил в мире с точки зрения экономики и экологии, покажет время.

Для нашей страны имеет значение тот факт, что после распада СССР экономика России оказалась в разорённом состоянии. Через её восстановление и развитие решаются социально-экономические задачи, что вряд ли возможно при отказе от ископаемого топлива и волевом (или волюнтаристском) решении о резком переходе на возобновляемые источники энергии. В рамках Парижского соглашения Россия приняла на себя обязательство сократить объём выбросов к 2050 году на 30% от уровня 1990 года с учетом максимально возможной поглощающей способности лесов. Между тем реальный уровень в последние годы составил даже 50%.

На фоне «Зелёной сделки» и планов Евросоюза по введению трансграничного углеродного регулирования Россия не должна оказаться в роли «белой вороны». Мы проявляем готовность «впрячься» в решение климатических задач хотя бы потому, что Россия занимает четвёртое место в мире по объёмам выбросов парниковых газов и наши компании-экспортёры не могут игнорировать требования иностранных покупателей об экологичности. Достаточно сказать, что в 2020 году на Евросоюз приходилось 37,5% совокупного российского экспорта.

В июне Госдума приняла закон, касающийся снижения выбросов парниковых газов, поддержки климатических проектов и введения зелёных сертификатов. На первых порах решено не обременять бизнес платой за выброс СО2 сверх установленной границы, но в ближайшем будущем должна появиться полноценная система торговли углеродными единицами. В ходе обсуждений законопроекта промышленники ратовали за то, чтобы сделать упор на корректном учете поглощающей способности лесов, реализации программ по переходу на использование наилучших доступных технологий, ужесточению требований к выбросам автомобильного транспорта и стимулированию утилизации попутного нефтяного газа.

В новом докладе Standard & Poor’s с большой долей скепсиса оценивается энергетическая стратегия России, так как она отдаёт приоритет ценовой доступности энергии, нежели абстрактным экологическим целям. Прочные позиции газовой генерации и минимальное использование ВИЭ замедляют декарбонизацию российской электроэнергетики, считают авторы.

Они справедливо объясняют малый интерес к ВИЭ климатическими и демографическими особенностями страны и наличием колоссальных углеводородных запасов. К тому же по итогам 2019 года совокупный выброс СО2 в России составил 1,7 млрд т против 2,9 млрд т в ЕС. По мнению экспертов S&P, Россия может достичь долгосрочных климатических целей и без существенного изменения объёма выбросов: многое будет зависеть от динамики декарбонизации в ЕС и методологии расчета уровня выбросов.

Как считает директор программы «Климат и энергетика» WWF Алексей Кокорин, при грамотном подходе к управлению лесами и перестройке промышленности в далёкой перспективе Россия может снизить объём выбросов и на 70% от уровня 1990 года. По словам вице-премьера правительства Александра Новака, доля экологически чистых АЭС и ГЭС в выработке электроэнергии у нас занимает до 40%. Если учесть, что экспортируемые товары потребляют всего 20% от производимой электроэнергии, мы вполне обоснованно можем представить аргументы в пользу чистоты реализуемой на экспорт продукции.

Не только сокращать выбросы СО2, но и поглощать

Как показывают исследования школы управления «Сколково», нефтегазовый сектор, который больше всего винят в отравлении планеты, производит только 12% всех антропогенных выбросов парниковых газов, при этом, например, сельское хозяйство — 13%. Транспорт генерирует около 16% мировых выбросов, причём львиная доля (11,9%) приходится на автотранспорт. Не зря автоконцерны Volvo и Honda планируют на рубеже 2030 и 2040 годов, соответственно, производить только электрокары. Наша промышленность такими проектами порадовать пока не может, разве что былой славой брошенного на полпути «Ё-мобиля».

Однако определёнными достижениями в вопросах экологии может похвастаться и наш бизнес. В России о планах добиться нулевых парниковых выбросов к 2050 году заявили энергетические компании ЛУКОЙЛ и «Татнефть» и металлургическая компания En+. «Сибур» ставит цель к 2025 году увеличить объём «зелёной» электроэнергии в своём энергобалансе в 5 раз по отношению к 2019 году. «Евраз» запустил самую чистую доменную печь в Европе еще в 2018 году. А «Роснефть» первой в Европе запустила производство топлива «Евро-6», которое снижает токсичность выхлопов автотранспорта.

По мнению эксперта в топливно-энергетических вопросах Дмитрия Пилипенко, снижать объём выбросов углекислого газа можно и без отказа от ископаемого топлива — за счет сокращения прямых выбросов, повышения энергоэффективности и снижения косвенных выбросов. Так, «Роснефть» вложила большие средства в технологии утилизации попутного газа и довела этот показатель в 2019 году до 95% на ключевых проектах компании.

На днях в СМИ прошло сообщение о том, что «Норникель» приступил к производству углеродно-нейтрального никеля. Ему предшествовала большая работа по снижению выбросов СО2 на всех этапах — от добычи руды до обогащения и рафинирования. Снизить углеродный след позволили

  • модернизация энергетического оборудования,
  • снижение теплопотерь в зданиях и на трубопроводах,
  • внедрение автоматизированной системы контроля и учета и т. д.

Президент Владимир Путин объявил на ПМЭФ, что в следующие 30 лет накопленный объём чистой эмиссии парниковых газов в России должен быть ниже, чем в Европе. Недостаточно сокращать объёмы выбросов, нужно снизить объём накопившихся в атмосфере парниковых газов. Попытки «растащить» климат по странам и континентам тщетны, проблему потепления можно решать лишь общими усилиями всего человечества. Было бы безответственно превращать переход к углеродной нейтральности в инструмент нечестной конкурентной борьбы и перекраивать под лозунгом декарбонизации инвестиционные и торговые потоки в пользу избранных стран.


Похожие новости:
РАКИБ создает стандарт для ICO
Билл Клинтон выступит на конференции Swell
Bitmain инвестирует в центр обработки данных и майнинговую ферму
Достройка проблемного ЖК «Академ Палас» откладывается
Элитные новостройки увеличили продажи на 60%
"Черный вторник" — шрам на экономике России
В США назвали "Северный поток - 2" опасным для Европы
Forbes: Николай Сторонский пополнил список долларовых миллиардеров
Коронавирус устанавливает правила: ритейлеры откажутся от наличных
Вторая волна "ковида": ситуация хуже, чем хотелось бы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *