Россия может преуспеть благодаря климатическим проектам

Согласно отчету Всемирной метеорологической организации (WMO) при ООН, несмотря на замедление экономических процессов в период пандемии, температура планеты в прошлом году продолжала расти, а ледники — таять. Содержание углекислого газа в атмосфере достигло максимума за 3 млн лет.

За последние 10 лет оно увеличилось на 12%. По мнению эксперта по климатическим вопросам из США Колма Суини (NOAA), главный драйвер изменения климата — человеческая деятельность. Во избежание самых худших последствий необходимо свести выбросы от сжигания ископаемого топлива практически до нуля.

Передышку экологии не принесёт и 2021 год. По прогнозам специалистов Международного энергетического агентства (МЭА), мировые выбросы парниковых газов в текущем году вырастут на 5% по сравнению с 2020 годом (до 33 млрд тонн), что станет самым большим одномоментным увеличением за последнее десятилетие. Сжигание газа, нефти и угля для производства энергии вносит основной вклад в эмиссию парниковых газов от человеческой деятельности. Неудивительно, что МЭА подготовило дорожную карту трансформации мировой энергетики (Net Zero by 2050), в которой выдвинута идея о переводе всех электростанций на ВИЭ уже к 2035 году.

Всемирный экономический форум (ВЭФ) ожидает, что спрос на энергию пока будет лишь расти. Благодаря росту населения, увеличению доходов и урбанизации к 2040 году он может увеличиться более чем на 25%. Вопрос в том, как обеспечивать рост мировой экономики при одновременном снижении выбросов от использования ископаемого топлива. Среди политиков и представителей бизнеса есть сомнения в том, что ВИЭ являются единственным спасением.

Судя по некоторым оценкам, доля ВИЭ в мировом энергобалансе занимает около 28% и от страны к стране она сильно разнится. К тому же есть преграды технологического и финансового характера. В МЭА считают, что к 2040 году доля ВИЭ в общем мировом энергобалансе вырастет до 45%.

Сторонники решительных мер в борьбе с потеплением климата выступают за немедленное прекращение инвестиций в сферу добычи ископаемого топлива, но более благоразумным представляется уравновешенный подход с учетом особенностей экономик и энергетических возможностей разных стран. Основной владелец «Лукойла» Вагит Алекперов полагает, что снижение инвестиций в отрасль в течение 5 лет приведёт к дефициту предложения на нефтяном рынке, что может негативно сказаться на развитии мировой экономики.

«Мы полностью разделяем амбиции по углеродной нейтральности к 2050 году по контролируемым выбросам, — отметил глава «Лукойла», — однако на данный момент мы не видим достаточного набора эффективных инструментов для реализации такой амбиции, поэтому мы продолжим прорабатывать данный вопрос и будем активно участвовать в формировании необходимых предпосылок».

Как заявил ранее замминистра энергетики Павел Сорокин, Россия развивает программу энергоперехода к зелёной энергетике, но с учетом экономического смысла и отсутствия вреда для экономики. Мир переходит к технологиям с низким уровнем выбросов СО2, а в добыче — от нефти к газу, констатируют эксперты ВЭФ. Прогнозируя переход от ископаемых видов топлива к гибридным, они вынуждены признать, что большая часть растущего спроса на энергию удовлетворяется за счет углеводородов.

ESG-рейтинг и «зелёные» кредиты

Взвешивая все «за» и «против», трезво оценивая реальное состояние энергобаланса и роль ВИЭ в экономике, нельзя забывать о долгосрочных тенденциях в этой сфере. Российские компании пока не чувствуют большого давления со стороны инвесторов по вопросу сокращения выбросов парниковых газов — их больше волнуют добыча и эффективность. Однако банковские аналитики (ВТБ Капитал) настроены критично: если думать только о щедром вознаграждении акционеров, в долгосрочной перспективе эти компании «могут бесславно завершить существование».

Как считает директор отдела корпораций агентства Fitch Дмитрий Маринченко, роль нефти в мировом энергобалансе будет падать. Но и газ, в который вкладываются лидирующие компании, не панацея — со временем он будет сильнее конкурировать с ВИЭ. Проекты в возобновляемой энергетике пока менее рентабельны, поэтому компании пытаются увеличить доходность за счет эффекта масштаба, разработки новых технологий и привлечения проектного финансирования. По мнению эксперта, в долгосрочном плане инвестиции в ВИЭ должны сделать их более устойчивыми.

«Переход к малоуглеродной экономике — неизбежная реальность, — утверждает Маринченко, — вопрос в темпах изменений, в механизмах регулирования и в том, какие технологии в итоге возобладают».

Климатическими вопросами обеспокоены 83% инвесторов, свидетельствует исследование PwC «ESG-факторы в инвестировании». Речь идёт об этических аспектах бизнеса: ESG расшифровывается как Environmental. Social. Governance, то есть экология, социальная среда и управление. В конце 2019 года 130 международных банков с активами на сумму свыше $47 трлн пообещали учитывать влияние бизнеса заёмщиков на глобальное потепление при выдаче кредитов.

Одной из новых тенденций на глобальном рынке стали «зелёные» кредиты, ставка по которым привязана к динамике показателей устойчивого развития компании. Незавидные позиции компании в ESG-рейтинге могут поставить крест на привлечении денег. Компания СИБУР на собственном примере продемонстрировала, что снижать выбросы парниковых газов выгодно, когда получила «зелёный» кредит в $50 млн от ЮниКредит Банка.

«Международные инвесторы выводят свои деньги из высокоуглеродных активов, — отмечает исполнительный директор фонда «Русский углерод» Алексей Шадрин, — и российские компании уже от этого страдают».

Планы ЕС по введению специального углеродного налога тоже не сулят ничего хорошего для тех, кто ввозит туда товары. Мышление топ-менеджмента разворачивается в нужном направлении. По мнению Шадрина, передовые компании уже давно оценили свой углеродный след и готовы сделать следующий шаг — синхронизироваться с Парижским соглашением и европейской «Зелёной сделкой». Таким образом они смогут снизить риски для своих поставок. Эксперты считают, что будущее за интеллектуальными решениями, которые позволяют мониторить все процессы, связанные с выбросами СО2.

К общей выгоде для планеты

В России уже не воспринимается как сенсация, когда очередная компания присоединяется к инициативе SBTi (The Science Based Targets initiative), являющейся международной платформой по постановке научно обоснованных целей и интеграции лучших практик по борьбе с изменениями климата. Сотни компаний в мире, руководствуясь Парижским соглашением, признают необходимость не допустить потепления климата на 2 градуса к середине века и сделать всё возможное, чтобы ограничить его 1,5 градусами.

Компания «Татнефть» присоединилась к платформе SBTi одной из первых среди энергетических компаний. Планируется развитие производства с использованием возобновляемой энергии и биотоплива. К перспективному направлению относится применение технологий по улавливанию и хранению СО2. В качестве дополнительных компенсирующих мер компания реализует программы по высадке леса. Среди «присоединившихся» также компании En+ Group, Архангельский ЦБК и X5 Retail Group.

Для достижения нулевого баланса выбросов к 2050 году En+ намерен реализовать комплекс инноваций по всей производственной цепочке. Для управления процессом изменений создана рабочая группа по сохранению климата. Представители En+ Group уверяют, что заявленные цели по сокращению выбросов углерода являются наиболее амбициозными в алюминиевой отрасли, которую отличает очень высокая энергоёмкость.

«Мы обеспечим эту трансформацию с помощью непрерывных научных инноваций и программ модернизации, — заявляет исполнительный председатель совета директоров En+ лорд Грегори Баркер. — Для этого потребуются масштабные инвестиции в оптимизацию производственного процесса, в реализацию инициатив по сокращению выбросов при дальнейшей переработке, а также в серьёзные инновационные проекты».

В принципе компании, действуя к общей выгоде для планеты, одновременно расширяют возможности для инноваций, повышают свою конкурентоспособность, предвосхищают риски климатического законодательства, улучшают репутацию среди потребителей и инвесторов.

Власти считают, что Россия может занять особое место на глобальном рынке углеродных единиц в силу своих естественных природных преимуществ. Если удастся привлечь отечественные и зарубежные компании к активному участию в климатических проектах, то возникнет новая отрасль, выручка которой далеко превзойдёт доходы от продажи оружия, нефти или газа.


Похожие новости:
Спрос на помещения для майнинга вырос на 40% за год
США готовят удар по госдолгу России
Coinbase растут в глазах регуляторов после удачного расширения
Покупка криптовалюты – не повод блокировать карту
Застройщику "Невского" разрешили открыть продажи
Grayscale открыла фонд для профессиональных инвесторов
Отстранить Додона от должности, или Как еще скрыть итоги МРЭФ?
Держатели кредитных карт стали чаще покупать продукты в рассрочку
В ТОР "Столица Арктики" появились первые резиденты
Эксперт рассказал, зачем России вторая ветка БАМа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *