Реформы Конституции «под Верховного» заканчиваются печально

Работа приурочена как к прошедшему «путинскому обнулению» и внесению поправок в Конституцию РФ, так и ко грядущим изменениям в Конституции Белоруссии и озаглавлена «Победит ли новая Конституция кризис? К грядущей конституционной реформе Беларуси».

Авторы рассматривают несколько государств, где происходили и происходят, как политические массовые протестные акции, так и изменения в основном законе этих стран.

В числе объектов исследования:

  • Белоруссия,
  • Украина,
  • Молдова,
  • Кыргызстан
  • Армения.

Авторы доклада проводят очевидную мысль: конституционные реформы, как успешные так и нет, в вышеназванных странах были своеобразным ответом на разного рода политические конфликты.

  • Где-то, как на Украине, в Молдавии и в Белоруссии — это противоречия между исполнительной и законодательной ветвями власти. И в зависимости от того, кто в этих конфликтах побеждал, менялась и конституция, определяя статус государства в спектре от суперпрезидентской до парламентской республики.
  • Где-то, как в Кыргызстане — это клановый и диаспоральный конфликт, который регулярно обнажает себя в силовой форме, отбрасывая «политическую ретушь».
  • Где-то, как в Армении и на Украине силен и внешний фактор воздействия. Например, лоббирование своих интересов со стороны США и ключевых стран Европы.
  • Что касается непосредственно Белоруссии, то авторы исследования говорят о том, что все предыдущие изменения Конституции в этой стране были как раз систематической работой по наращиванию Лукашенко своих полномочий в пику парламенту.

    При этом, Лукашенко решение этого вопроса делегировал именно народу методом референдума. И, что характерно, тогда народ ему доверял и голосовал за те изменения, которые предлагал именно президент, а не парламент.

    Но, по мнению экспертов «Сонара», кредит народного доверия необходимо регулярно «обновлять».

    Потому, что сейчас Лукашенко столкнулся не с противодействием со стороны парламента, а с протестом значительной части именно белорусского общества.

    Поэтому, как отмечают авторы доклада, «как видим, текущий политический кризис в Беларуси — не уникальная ситуация на постсоветском пространстве. Его суть заключается в устойчивом общественном конфликте. Как правило, он складывался ещё в начале 90-х, в момент обретения государственности, и заключался в возможности доступа к властному ресурсу различных групп общества.

    Национальный, этнический, территориальный факторы в этом конфликте могут быть первичными либо сопутствующими обстоятельствами, а конституция и её реформирование — попытки создать и легитимизировать систему доступа этих групп к властному ресурсу.

    Поскольку споры и несогласие при этом неизбежны, а 90-е годы для всех постсоветских стран были непростым периодом, все указанные республики пережили искушение простыми решениями: концентрация власти у президента, который становится верховным арбитром.

    Однако даже в Беларуси это решение смогло обеспечить лишь временный баланс интересов».

    Несбалансированность же системы полномочий между различными группами элит или даже ветвей власти эксперты видят в истории становления независимости и суверенитета постсоветских республик.

    Государства строились на этих территориях стихийно, а, часто и в состоянии определенного рода эйфории политических и экономических элит. Но эйфория закончилась, а проблемы остались.

    При этом, есть и попытки постоянного внешнего вмешательства, которые периодически откровенно тормозят политическое развитие этих государств. Как, например, в случае с вмешательством США в процесс заключения ключевых договорённостей между Молдовой и Приднестровьем с Гагаузией.

    Ярчайшим примером даже не вмешательства, а внешнего контроля в постоянном режиме по ключевым вопросам и назначениям в этом списке является Украина. Посольство США вмешалось даже в решение того, у каких государств эта страна будет и не будет закупать вакцину от коронавируса.

    Белоруссия в этом плане, конечно, выгоднее отличается, от вышеперечисленных государств. Хотя бы куда большей устойчивостью и стабильностью политической системы. Но и у неё есть свои изъяны в плане застарелой проблемы преемственности.

    Говоря о конституционном референдуме еще 1996 года, авторы доклада указывают: «заключение такого договора в 1996 году во многом опиралось на личный рейтинг Лукашенко и кредит доверия избирателей. Конституция 1996 года — это конституция под личность Лукашенко, которая стала элементом политической системы РБ.

    Другой белорус не может стать президентом Беларуси с полномочиями Лукашенко хотя бы потому, что для этого ему необходимо пройти тот же путь: конфликт с парламентскими элитами, его разрешение через референдум и вотум доверия избирателей на суперпрезидентские полномочия. Во всех остальных случаях Беларуси нужна новая конфигурация политической системы страны и новая конституция».

    Грядущие же конституционные изменения в Белоруссии в данном контексте — это в первую очередь возобновление «кредита доверия» Лукашенко со стороны белорусского общества. Но выдаст ли ему общество такой кредит в очередной раз — большой вопрос.

    Впрочем, есть и еще один вывод.

    «Политическая практика показывает, что если правящие элиты и Верховный правитель с помощью реформы Конституции хотят провернуть маленький гешефт, то завершается все очень печально«- пишут аналитики.

    Они поясняют причины — правящие элиты думают, что их манипуляции с конфигурацией власти непонятны широким массам и внешним игрокам.

    «Понятны и ещё как. Поэтому манипулятивная реформа Конституции всегда идёт рука об руку с многовекторностью. Доказано Ворониным, Акаевым, Саргсяном, Бакиевым, Кучмой и Януковичем»,- заключают эксперты.


    Похожие новости:
    Хочется, но колется: почему Сталину не дадут "ожить"
    Итоги 9 сентября: Кремль проиграл региональные выборы
    Депутаты критикуют закон о рыбалке
    Кого назначат гастрономическими послами России
    Кортеж Медведева удивил жителей Люксембурга
    В СПЧ назвали чушью уголовное дело из-за митинга у Мосгоризбиркома
    Москалькова призвала пойти навстречу кандидатам в МГД
    Мэрия Москвы ожидает роста явки на выборы из-за протестов
    Михаил Федотов снят с поста главы Совета по правам человека
    Политолог: «Белоусов один из самых крепких кадров в России»

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *