Расстрел в Казани: зачем нам государство, которое не может нас защитить

В Керчи, напомним, 18-летний учащийся политехнического колледжа пришёл на учёбу с самодельными бомбами и помповым ружьём, в результате погибло 20 человек, пострадали 67, а сам Росляков покончил с собой.

Медицинская справка покупается или стала формальностью

И тогда, и теперь оружие получено 18-19-летними подростками (водку нельзя покупать до 21 года, а оружие можно) «официально» без нарушений, сообщили компетентные органы.

Но нарушения есть, просто на них закрывают глаза. Если посмотреть сцену допроса, то Ильназ Галявиев выглядит психически неадекватным, ясно, что перед нами психопат — в лучшем случае. Как он получил справку по форме 002 для приобретении лицензии на оружие? Например, достаточно набрать в интернете соответствующие ключевые слова, и вам вывалятся десятки предложений встреч с наркологом и психиатром «без предоплаты и без очереди» за символическую сумму в 1200 рублей.

Допустим, в данном случае психиатр провела (женщина уже допрошена следствием) проверку, но процедура давно сведена к формальному минимуму. Если человек готовит преступление, одержим идеей мести, в беседе с психиатром он должен был проявить такие качества, как напряжённость, малодоступность. Не обнаружила? Такой психиатр должен стать соучастником преступления. А у нас напишут — «халатность» и уволят без всякого «волчьего билета» в профессии.

Возрастной ценз на лицензию надо было менять ещё вчера

Второй момент, который можно было поправить в 2018 году. Почему такой низкий возрастной ценз на разрешение владеть оружием? Откуда у 19-летнего человека, даже в силу возраста психически неустойчивого и делящего мир на чёрное и белое, возникло право на оружие? Все эти разговоры в XXI веке о праве на оружие — это совершенно опереточный либерализм, подражание Западу, что дискредитирует по-настоящему ценное право — право на жизнь.

Надо установить не просто ценз в 21, а то и в 25 лет, но и условие — после службы в армии. Это вопрос к законодателям, которые вчера опять много говорили в Госдуме на эту тему. Но будет ли результат?

Охраны школ как не было, так и нет

Третий момент. И тогда, и теперь налицо отсутствие должной охраны в школах и колледжах, хотя Владимир Путин поручал этот вопрос решить после событий в Керчи. Вопрос к мотивации госчиновников: если бы губернатор за подобные трагедии привлекался к уголовной ответственности, здесь быстро был бы наведён порядок.

Что надо, чтобы не было Росляковых и Галявиевых?

Четвертый момент — долгосрочный. Мы живём в век массовой агрессивной онлайн-пропаганды, в «ковидные» времена все школы перешли в интернет, ребёнок давно «воспитывается» в Сети. Скорректировать его поведение может только семья личным примером. Как мы видим, у казанского убийцы отец пил, мать потеряла над ним контроль.

Хорошо, давайте попробуем придать школе воспитательную функцию с возможностью наказаний. Но вопрос в том, какая будет база у этого воспитания? В СССР это был моральный кодекс строителя коммунизма. Что сейчас? Мифические «территории смыслов», не ясные самим участникам? «Селигеры» и т. п. не решают эту задачу, а являются инструментом «освоения» средств.

«Комсомол» не реализуем не только потому, что под него нет у России идеи, но это «дорого» для нашего богатейшего государства, чиновники которого хорошо охраняют только себя.

А вот в Сербии мужчины ходят в церковь и приводят туда своих детей. Эта страна застрахована от детей-убийц.

Выход для неверующей России, вероятно, только в одном — в выявлении неадекватных личностей и их профилактике. Нужны проверки в учебных заведениях, есть же подобные на наркотическую зависимость. Есть права обследуемых, о которых мы много рассуждаем, но есть и права остальных быть защищёнными от неконтролируемых актов агрессии.

Что не отнять у советской школы — все знали, кто из детей на что способен, их родителей вызывали, милиция работала в связке семья — школа. И никто при этом не копался в душевном состоянии неадекватов, их внутренних переживаниях и унижениях. И никто не умер, все живы, а некоторые даже благодарны. Вот эта работа государства в школе, колледже нужна, надо избавляться от декадентствующего либерализма и исключать согласие родителей на обследование ребёнка.

Проблема кроется в самих психологах, в их профессионализме и законе, который бы гарантировал помощь государства подростку, его семье, а не решение проблемы по типу ювенвльной юстиции: изъять и бросить в детдом или «дурку».

Согласно статистике, с 2014 года в России, учитывая вчерашнюю трагедию, произошло как минимум 30 нападений, совершённых подростками почти в трети регионов РФ. 24 из 30 были совершены в школах или колледжах, три — в зданиях правоохранительных органов, остальные — в общественных местах.

Самые массовые трагедии — в Керченском политехническом колледже и в гимназии № 175 в Казани.

Читайте по теме:

Омбудсмен Татарстана назвала «благополучной» семью «казанского стрелка»

Психолог рассказала о причинах появления стрелков в школах

Учащиеся школы в Казани рассказали, как спасались от стрельбы


Похожие новости:
Названы самые опасные для водителей места Москвы
ИноСМИ: 45 фактов о страшной России и лучшем ЧМ-2018
Участница АТО рассказала, как украинцы ждут Путина
Губернатор Алтая поддержал чиновницу после ее неоднозначного заявления об учителях
Weekendavisen: Запад забывает, что Германия была разбита СССР
Минфин не поддержал идею повышения возраста продажи алкоголя
Фиаско Порошенко и успех Макрона: итоги года в зарубежной политике
В Роскачестве объяснили, что делать с абонементами в фитнес-клуб
Должна ли Россия осуждать пакт Молотова-Риббентропа?
Наркоманы на российском YouTube

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *