Проблемы принца Гарри с точки зрения психоаналитика

Принц Гарри

Внутренние проблемы

Основатель аналитической психологии Карл Густав Юнг (Carl Gustav Jung) писал:

«Самое большое бремя, которое должен нести ребенок, — это не прожитая жизнь его родителей».

Он предположил, что наш «внутренний ребенок» показывает, как положительные и отрицательные детские переживания влияют на нас в дальнейшей жизни.

Юнг утверждал, что мы привносим детские травмы во взрослую жизнь, часто без каких-либо попыток противостоять им или преодолеть их. По этой причине привычки и убеждения влияют на то, как мы растим наших собственных детей.

В документальном сериале о психическом здоровье принца «The Me You Can’t See» — «Я, которого ты не можешь видеть» — Гарри вспомнил травму от потери матери, которая заставила его искать забвения в алкоголе и наркотиках, когда он подрос.

«Я был так зол на то, что с ней случилось, и вообще на отсутствие справедливости. Толку от этого не было никакого. Те люди, которые преследовали ее в туннеле, сфотографировали ее умирающую на заднем сиденье машины, — признался Гарри. — Щелканье затворов камер и вспышки фотоаппаратов заставляют мою кровь закипать. Это меня злит и возвращает к тому, что случилось с моей мамой, и к моим детским переживаниям».

Поведение младшего сына принца Уэльского Чарльза и принцессы Дианы, его усилия побороть свое тревожное состояние привели его в клинику. Шестой по порядку наследования британской короны претендент предполагает, что отсутствие поддержки во время взросления способствовало ухудшению его психического здоровья.

Принц Гарри замыслил разорвать порочный круг страданий:

«Когда я был моложе, отец говорил мне и Уильяму: «Так было для меня, так будет и для вас». Это бессмысленно. То, что вы страдали, не означает, что ваши дети тоже должны страдать. На самом деле, как раз наоборот — если вы страдали, сделайте все возможное, чтобы уберечь своих детей от любого негативного опыта».

Трудно быть членом королевской семьи. Положение обязывает блюсти этикет и традиции, соблюдать ритуалы перед фото- и видеокамерами. В отличие от Дианы, которую в королевском кругу держали за Enfant terrible, принц Чарльз публично продемонстрировал королевскую выдержку и хладнокровие. Помнится, как-то неподалеку от королевского кортежа раздался взрыв, многие были напуганы, но ни один мускул на лице принца Уэльского не дрогнул, и лишь резким движением он поправил перчатку.

Принцесса Диана

Наследник британского престола Чарльз обвинил свою супругу в «лживом поведении», что являлось признаком психического заболевания, связанного с нервной булимией, которой, по признанию самой Дианы, она страдала. Впоследствии независимое расследование пришло к выводу, что журналист Мартин Башир (Martin Bashir) в 1995 году использовал «лживое поведение», чтобы сделать для BBC интервью с принцессой Дианой. Принц Уильям согласен, что поведение репортера «в значительной степени способствовало ее страху, паранойе и изоляции», осуждая руководство BBC, «которое делало вид, будто ничего не замечает».

Противостояние «тени»

Для описания отбрасываемых и подавляемых аспектов личности Юнг использовал термин — Schatten — «тень»:

«Тень — это моральная проблема, которая бросает вызов «я» целиком, никто не может осознать ее присутствие без значительных нравственных усилий. Чтобы осознать это, нужно признать существование и реальность темных сторон человека. Этот акт является самым первым условием для любого вида самопознания».

Королева Англии Елизавета II, Герцог Эдинбургский Филипп

Когда дело доходит до монархии, сообщается на страничке The Conversation, Юнг предлагает нам посмотреть на самих себя, на наши СМИ, на наши ожидания, на наши суждения и на наше смирение (или на его отсутствие), которое требуется для более чуткого отношения на всех уровнях нашего общества — независимо от уровня состояния или привилегий.

Юнг призвал бы нас бросить вызов нашему трайбализму и спросить, почему мы присоединились к Team Royal или почему мы ненавидим Team Harry (или наоборот). Как и любые семейные неурядицы, они обладают многочисленными гранями. Задаваясь вопросом, почему мы так уверены, что должны принимать одну из сторон, зачастую мы даем несуразные и путанные ответы, подчеркивают авторы заметки.

Как выразился Карл Юнг, противостоять тени — процесс неприятный. Мы вынуждены смотреть на наши постыдные переживания, страхи, иррациональные желания. Но это того стоит. Важно наше смирение, и наша коллективная психология определяет, какое общество мы создаем для себя и наших детей.


Похожие новости:
Звезда "Левиафана" объявила россиян наглыми хамами
Басилашвили поддержал Кикабидзе: он тоже ненавидит герб СССР
"Сами удивлены": бизнес заявил о снижении коррупции в России
"Твит" как "Искандер", вылетит – не поймаешь!
Россияне смогут купить алкоголь, подтвердив свой возраст через телефон
Понятие "педагогической тайны" предлагается ввести в России
Родителей просят дать оценку дистанционному обучению
Зачем власти делают из полиции "мальчиков для битья"?
Отучит ли COVID-19 от поедания диких животных
Почему Елена Проклова разоткровенничалась

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *