Пресс-служба ТоАЗа выступила с саморазоблачающим заявлением

Тем не менее, пресс-служба ТоАЗа не дотерпела до конца проверки. Вооружившись известным по фильму «Брат-2» лозунгом «сила в правде», употребляемым ей в последнее время к месту и не к месту, пресс-служба разродилась длинным заявлением, в котором опровергает все и вся. Если бы пиарщики, предложившие бесконечно повторять эту фразу по любому поводу, вспомнили, как звучит вся цитата целиком, они бы подумали дважды. «Вот скажи мне, американец, в чем сила? Разве в деньгах? Вот и брат говорит, что в деньгах. У тебя много денег, и чего? Я вот думаю, что сила в правде. У кого правда — тот и сильней. Вот ты обманул кого-то, денег нажил, и чего, ты сильней стал? Нет — не стал! Потому что правды за тобой нет! А тот, кого обманул, за ним правда. Значит, он сильней. Да?».

Напомним, что 5 июля текущего года основные владельцы ТоАЗа, включая гражданина США Сергея Махлая, вместе с партнерами были признаны Комсомольским райсудом Тольятти виновными в хищении 87 млрд руб. у ТоАЗа и его акционеров. Вот и думай после этого, за кем тут сила и правда, а кто американец, укравший деньги.

Как бы то ни было, пресс-служба заявляет, что утверждения об отсутствии проверок Ростехнадзора на ТоАЗе на протяжении многих лет являются ложью. Якобы за восемь лет на заводе было проведено аж 95 проверок, и все ТоАЗ успешно прошел. Но как тогда объяснить, что за все эти годы ни пресс-служба ТоАЗа, ни Ростехнадзор, ни словом не обмолвились об этих проверках? Если они действительно проводились, и завод их с отличием прошел, это было бы крайне позитивной новостью, особенно после 550 нарушений, выявленных в 2011 г., что признает даже пресс-служба ТоАЗа. Судя по всему, реальные проверки все-таки проводились в воображении пиарщиков.

Пресс-служба умалчивает о самом главном: проверки местного поверяющего органа проходили по фактам, которые работники завода сами подсовывали инспекторам. Все «выявленные» нарушения предварительно согласовывались руководством надзорных служб завода и местных проверяющих служб. Все это происходило при содействии бывшей сотрудницы ТоАЗа Раиси Абдрахмановой, которую устроили работать в Ростехнадзор специально для улаживания подобных вопросов.

Как правило, такие согласованные нарушения не являлись тяжелыми, их отражение в актах проверок не несло никаких последствий для завода в плане риска остановок. Аварийные ситуации же никогда не фиксировались, скрывались, или сообщались со значительным опозданием, уже по факту устранения. Характерные примеры: утечки аммиака в цехе 13 в январе 2016 г., утечки кислоты и щелочи в цехе № 16, разгерметизация трубопроводов щелочи и кислоты. В 2011–2019 гг. — неоднократные обрушения трубопроводов, утечки аммиака из трубопровода в зоне врезки от цеха № 5 аммиака в цех МЦК № 16 (май-июнь 2019 г.). Об этих инцидентах заявляли с опозданием или вовсе не заявляли.

Кстати, пытаясь «отмазать» Абдрахманову, пресс-служба сообщает: «за всю историю предприятия на нем работало более 35000 человек, на наш взгляд, это не повод обвинять их в тех или иных действиях в пользу Тольяттиазота». Впрочем, 35000 человек никто ни в чем и не обвинял, если только все они после работы на заводе не пошли работать в проверяющие этот завод надзорные ведомства, чтобы заниматься там всякими сомнительными делами в качестве «решалы».

Далее пресс-служба пытается опровергать отсутствие экспертизы промышленной безопасности на ТоАЗе. Но именно этого никто в СМИ и не утверждал. Встречались сообщения о том, что экспертиза за заводе носит фиктивный характер, что подтверждалось написанными под копирку заключениями для разных трубопроводов, где, например, полностью совпадали данные ультразвукового замера толщины металла, а разрешенная температура работы труб была в полтора раза ниже фактической. Кроме того, на момент проведения капремонтов отсутствовали решения по допуску экспертных организаций для проведения ЭПБ. Единственная экспертная организация, которая проводила проверки на заводе, не в состоянии за 14 календарных дней провести все необходимые экспертизы.

С 2018 г. на территории ТоАЗа все работы проводит исключительно одна московская компания, допущенная руководством ТОАЗа к проведению экспертиз на заводе. Все остальные организации или не проходят аккредитацию, или внесены в реестр нежелательных и не допускаются к тендерам. В результате за период капремонта ЭПБ проходит всего 60-70% технических устройств (аппаратов, трубопроводов, арматуры и другого надзорного оборудования). При подготовке запуска агрегата после выхода из капремонта сведения о состоянии ЭПБ не запрашиваются и не представляются. Самарский Ростехнадзор не сопоставлял количество проведенных экспертиз с количеством заявленных позиций оборудования, по срокам подлежащих техническому освидетельствованию. То есть, экспертиза есть, пускай и далеко не для всего оборудования, но носит по большей части фиктивный характер. Ничего из этого пресс-служба ТоАЗа объяснить даже не пыталась.

Вся работа директора завода Дмитрия Межеедова в плане промбезопасности свелась к монополизации и централизации всех работ по проведению ЭПБ через конкретную допущенную к этому организацию. Работа этой организации известна на заводе низким качеством и некомпетентностью в азотной и химической промышленности.

И проблемы высокой аварийности на ТоАЗе, по словам пресс-службы, тоже нет, так как на агрегатах аммиака и карбамида «проводятся многократные замеры температуры, давления, химического состава технологических потоков и воздуха». Замеры температуры можно проводить сколько угодно, но какой от них толк, если повсюду утечки газа и аммиака, то и дело происходят возгорания? Это то, что видят своими глазами на заводе рабочие. Несмотря на утверждения пресс-службы, аварии на ТоАЗе и его инфраструктурных объектах происходят ежегодно, что не является секретом ни для кого из работников завода. Это главный итог преступно наплевательского отношения руководства завода к обеспечению безопасности производства.

В 2014 г. на заводе произошла авария со смертельным исходом. В ходе расследования были обнаружены многочисленные факты нарушения правил промбезопасности и охраны труда. В том же году серьезная авария произошла на агрегате аммиака № 4 — взорвалась емкость для хранения раствора. В июне 2015 года на участке аммиакопровода Тольятти-Одесса, по которому проходит основная часть продукции ТоАЗа, в Воронежской области прорвало трубу, произошла утечка 550 кг аммиака. Аварию 2016 г. в цехе № 13 руководство завода постаралось скрыть от общественности (подробнее о ней — ниже). В феврале 2017 г. были остановлены несколько агрегатов аммиака, в результате чего почти все оборудование предприятия обледенело. В октябре 2018 г. произошел пожар на печи риформинга агрегате аммиака № 4, и до сегодняшнего дня последствия пожара не устранены. В начале 2019 года произошла очередная авария, но и о ней руководство завода умолчало. Последняя (дай бог!) авария случилась 28 октября 2019 года на агрегате аммиака № 3. Пресс-служба в своем заявлении обо всем этом благоразумно молчит, так как отрицать очевидное бессмысленно.

Что касается ввода в эксплуатацию реактора агрегата карбамида без разрешения Ростехнадзора, пресс-служба сообщила, что он якобы находится в опытно-промышленной эксплуатации, поэтому разрешений на него пока и не требуется. И опять лукавство. В начале 2018 года проводились обычные работы по замене старого реактора на новый на действующем агрегате карбамида. О каких испытаниях реактора длительностью полтора года может идти речь? Именно отсутствие документации заставило готовить фиктивные документы об опытно-промышленной эксплуатации. Ну а информацию об отсутствии у реактора изоляции и линии обогрева пиарщики предпочли просто не комментировать. А ведь именно такой небрежный подход к безопасности и приводит к авариям и техногенным катастрофам.

Информацию о критическом состоянии основного аммиакопровода в пресс-службе считают ложной, у него якобы даже есть экспертиза промышленной безопасности. Об уровне экспертизы промбезопасности на ТоАЗе уже написано выше. Информацию о критическом состоянии аммиакопровода в цехе №16 сообщили непосредственно рабочие ТоАЗа. Но пресс-службе, само собой, виднее. На самом деле вывод о запрете на эксплуатацию был сделан специалистами отдела технадзора ОАО «Тольяттиазот» еще в 2011 г., что не было отражено в журнале. Экспертная организация «СИНКО» не рискнула сделать фиктивную ЭПБ, а ограничилась техническим аудитом 10% трубопровода аммиака и подтвердила запрет на эксплуатацию. В заключении аудита приведены критические изменения толщины стенок (износ 50-70% толщины трубы).

Ремонт трубопровода аммиака был проведен только в июне 2019 г. после разрыва сварного шва в районе агрегата № 5. Штатный режим работы не предусматривает работу на трубопроводе аммиака МЦК № 16 с запретом на эксплуатацию. В январе 2016 г. произошла авария с разливом аммиака в цехе № 13. При этом трубопровод на ремонт и замену не останавливался, не осуществлялась замена труб, не было замены запорной арматуры. В январе 2016 г. заменили только одну аварийную задвижку после некачественного проведения ремонтных работ. Все материалы по аварии в цехе № 13 и замене задвижки расследовались СК и УМВД Тольятти, затем СК Самарской области в рамках возбужденного уголовного дела. Факт аварии был скрыт, капремонт трубопровода и замена запорной арматуры не проведены до сих пор.

Вопреки всем данным отраслевых институтов пресс-служба ТоАЗа не считает, что производственные мощности завода находятся в удручающем состоянии. Это заставляет предположить, что работники пресс-службы вовсе не посещали завод. «Начиная с 2012 г. на ТоАЗе активно и системно ведется модернизация производственных мощностей, в рамках которой осуществлен капитальный ремонт и модернизация всех агрегатов производства аммиака и карбамида, обоих изотермических хранилищ аммиака, системы технологических трубопроводов предприятия, железнодорожной инфраструктуры», — гордо сообщают пиарщики. Даже непонятно, кого они в данном случае пытаются убедить: читателя, отраслевые институты или самих себя. Но, перефразируя известную русскую пословицу, сколько «аммиак» ни говори, а выйти на проектную мощность завод не может уже много лет. И даже если постоянно заниматься аутотренингом и твердить мантры о «системной модернизации», 3 млн тонн аммиака в год не наберется никак. Новое оборудование на ТоАЗе действительно ставят, но только если старое буквально разваливается на куски. Если бы все делалось вовремя, ежегодных аварий бы не происходило, а производственные показатели завода хотя бы приближались к уровню проектной мощности.

Взрыв 3 тыс. кубометров газа в цехе № 4 произошел из-за применения несоответствующей запорной арматуры, несоответствием по металлу, температуре и давлению. Экспертиза оборудования в августе 2018 г., проведенная «ТМС РУС», была фиктивной, что подтверждено официальными документами отдела технадзора завода. Показатели по цеху № 3 и 4 идентичны, что говорит об отсутствии экспертизы или ее фиктивном характере.

С момента выхода ФЗ № 116 «О промышленной безопасности» и требований о замене систем автоматизированного управления технологическим процессом на ТоАЗе цифровые системы поставили всего на двух агрегатах аммиака (№ 3 и 6) из семи. Частично работы проведены на агрегате № 5. То есть, на пяти агрегатах по-прежнему применяется старая аналоговая система. В цехе транспортировки аммиака № 13 работает старая система АСУ. Из двух агрегатов карбамида полностью работы выполнены только на агрегате № 1. За период с 1991 г. не введено в строй ни одного нового агрегата аммиака или карбамида. Не проводились работы по реконструкции системы газоснабжения. На заводе возник дефицит мощностей по газу. Предприятие не может эксплуатировать одновременно все семь агрегатов аммиака, так как газ потребляется ООО «Томет» на производстве метанола.

На сообщения о промоинах в фундаменте под работающими котлами агрегата аммиака № 2, пугающих рабочих, пресс-служба отрапортовала о приверженности полному и безоговорочному соблюдению требований промышленной безопасности, которую демонстрирует генеральный директор Дмитрий Межеедов в выступлениях перед трудовым коллективом. Проблема в том, что выступлениями его приверженность, к сожалению, и ограничивается. В частном порядке Межеедов говорит сотрудникам совсем другое и, по их собственным словам, прямо запрещает тратить деньги на важные ремонтные работы. Объяснить это нетрудно: финансовые средства, которые могли бы пойти на ремонты, по разным каналам выводятся сидящим за рубежом Махлаям: чере, закупку дорогих по документам запчастей, путем продажи продукции завода на экспорт по заниженным ценам, а также через фиктивные строительные подряды.

Вот яркий пример. Все работы по строительству и ремонтам выполняются одним генеральным подрядчиком — «МСА-Интеркон». У аффилированных структур закуплены четыре комплекта запасных частей на модернизацию компрессоров агрегатов «Кемико». Работы выполнены только на агрегате № 3. Заморожены колоссальные финансовые ресурсы на три других агрегата, сроки проведения работ на которых не установлены, включая № 1 и № 2, а агрегат № 4 после взрыва печи уже больше года как остановлен и выведен из эксплуатации. Стоимость контракта на закупку запчастей и работы по доведению узлов значительно превышают стоимость приобретения новых компрессоров. Интересно, с чего бы это?

Никаких вопросов к приватизации ТоАЗа, по версии пресс-службы, также не может быть, ведь «В 2000-х годах были попытки оспорить приватизацию небольшого пакета акций (6,1 %) предприятия. Законность приватизации этих акций была подтверждена в том числе Высшим арбитражным судом РФ». Но еще в 1998 году в статье с красноречивым названием «Афера», то есть за много лет до уголовных дела против владельцев и руководства ТоАЗа, «Российская газета» рассказывала о том, что все предприятие (а не 6,1%) было приватизировано по третьему варианту, разработанного для малых фирм. Об этом пресс-служба не упоминает ничего, а вместо этого говорит про оспаривание приватизации 6,1%, которое в результате удалось спустить на тормозах исключительно силами «решальщиков».

В довершение пресс-служба посчитала нужным напомнить, что «Тольяттиазот» неоднократно информировал общественность о ходе реализации стратегической программы модернизации производственных мощностей, принятой Советом директоров ОАО «Тольяттиазот» в 2012 году. В рамках данной программы в обновление предприятия было инвестировано более 33 млрд руб. за последние 6 лет». Как было уже неоднократно продемонстрировано на примере этой самой пресс-службы, информировать можно кого угодно и о чем угодно на протяжении хоть всей жизни. Но результатов инвестирования этих 33 млрд руб. пока не видел никто. Никак не отразились они ни на обновлении оборудования, ни на производственных показателях ТоАЗа, ни на зарплатах рабочих. Пока эти инвестиции существуют лишь в заявлениях пиарщиков, у которых якобы «сила в правде». Но стоит ли верить на слово этим «правдорубам», которые фактически подчиняются скрывающимся за рубежом осужденным преступникам?

 

Подпишитесь на нашу рассылку

Подписаться

Обсудить

Темы

тоаз

тольятти

нарушения

тольяттиазот

ростехнадзор

сергей махлай

аварийные ситуации

завод по производству аммиака

Новости партнеров

Актуальная аналитика

Здоровье

Организм непьющего мужчины сам вырабатывал алкоголь

Общество

Пресс-служба ТоАЗа выступила с саморазоблачающим заявлением

Новости Украины

Применимы ли мировые практики для решения конфликта в Донбассе


Похожие новости:
Тело пилота-героя Су-25 доставили в Россию
Чтобы забыли о бутылке: с полок магазинов пропадет весь алкоголь
Как напоить осла, который не хочет пить?
Губернатор Красноярска: тушить лесные пожары бессмысленно и "вредно"
Росстат зафиксировал рекордное количество долгожителей в России
ВЦИОМ: 80% россиян верят в то, что государство защитит их от терроризма
Через 10 лет половина россиян потеряет работу из-за роботов
Названы регионы, в которых чаще пропадают дети
Пилот сгоревшего Superjet отверг обвинения в допущенных ошибках
16 ноября: День терпимости, очень значимый день для Пушкина и падение Габсбургов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *