Опытный лоббист Шпигель прогорел, связавшись с неопытным коррупционером

Казалось бы — ничего необычного в связке «губернатор — крупный бизнесмен» нет.

Но взяткодатель не просто предприниматель и глава фармацевтической группы компаний «Биотэк». Он еще и сенатор. Хотя и бывший.

Как эти две ипостаси «смонтировались» в одном человеке? И не сигнал ли это о том, что надо что-то менять в формировании состава СФ?

Своим мнением на этот счет в программе «Точка зрения» с Любовью Степушовой поделился научный руководитель Института региональных проблем, кандидат политических наук Дмитрий Журавлев.

Читайте начало интервью:

Прогоревший на взятке пензенский губернатор — не единственный плохиш в системе

Россия не победит коррупцию никогда. Ибо она — не Швейцария

Люди у власти становятся коррупционерами не просто так: они себе соломки подстилают

— Он не только бизнесмен и сенатор, но еще крупный общественный деятель. Он возглавлял фонд борьбы с нацизмом.

И эта общественная деятельность тоже была неким способом защиты, поскольку она была на международном уровне, и он, соответственно, имел некий вес на международном уровне. Этот вес ему тоже помогал. И очень сильно.

Что касается бизнеса и сенаторства. Понимаете, он же сенатор именно потому, что бизнесмен, а не наоборот.

Шпигель занимался бизнесом в регионе. Крупным бизнесом. И получил должность сенатора. И получил еще в нагрузку возможность стать лоббистом. Только он должен быть лоббистом не своей компании, а своего региона, от которого сенатор.

  • В чем задача сенатора? Лоббировать интересы региона.

И поэтому обычно сенаторами назначают либо очень крупных людей, либо бывших глав регионов, которые имеют связи в Москве, которые знают, куда зайти.

— А как-то на это можно повлиять? Изменить? Может быть, выбирать сенаторов, а не назначать?

— Их уже выбирали.

  • Первый состав Совета Федерации, который был в 1993 году, — его избирали.

Ничего плохого из этого не получилось, ничего хорошего тоже. Избирали и избирали. Просто когда их избирали, сразу вставал вопрос: а они нам нужны?

И кстати, тогда в Сенат входили губернаторы. Это было очень эффективно. Это помогало решать многие вопросы.

С другой стороны, это превращало Совет Федерации практически в неуправляемую структуру, потому что за каждым сенатором находились региональные экономики. Практически всю экономику страны можно было сложить из сенаторов.

Поэтому пришли к нынешней форме. Так сказать, мы нашли золотую середину.

Например, в США у сената и у палаты представителей очень четкое деление задач. Там ни у кого не стоит вопрос — зачем нам сенат, если у нас есть палата представителей?

А у нас этот вопрос сразу встанет. Потому что у них ведь даже законодательной инициативы, по-моему, нет.

Вот сейчас после изменения Конституции у них появились некие дополнительные полномочия. Раньше они всего лишь утверждали законодательные акты нижней палаты. Плюс к этому, занимались лоббизмом.

— Может быть, вообще нам Сенат не нужен? Может, его вообще убрать?

— А тут другой аспект. У нас регионы-то по численности населения разные. Нижняя палата формируется по округам, которые «нарезаются» по количеству избирателей.

  • У нас есть регионы, где один депутат. Причем у нас по закону не может быть в регионе ни одного депутата. Не может регион входить в избирательный округ другого региона. Один депутат должен быть.
  • Но есть регионы, у которых много депутатов. В результате регионы ставят вопрос о неравноправии. А в Сенате от каждого региона по два человека. Это такая попытка уравнять интересы и возможности.

Похожие новости:
В Москве признали неготовность к немедленному ответу на санкции США
Реальные причины войны Евкурова и муфтиев Ингушетии
В Москве отказались считать военнопленными украинских моряков
Любовь Соболь берет на работу активистов "Весны"
Лидер ЛДПР: парламент должен иметь право требовать увольнения министров
Жириновский назвал имя возможного преемника Зюганова
Постпред Ингушетии при президенте подал в отставку
Госдума во втором чтении приняла законопроекты о трудовых книжках
Двенадцать лет спустя: в России опять объединяют регионы
Много нас, а он один: как "делят" либеральный электорат

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *