Нацпроекты не для нации: как осваивают бюджет

«Астрономическая сумма» всех обрадовала

Совещание в рамках Совета по стратегическому развитию и национальным проектам началось в среду, 24 октября, в 21:00 и транслировалось по центральному телевидению. Присутствовал весь состав правительства, депутаты Госдумы, представители профсоюзов и регионов.

«В течение шести лет на нацпроекты из всех источников будет направлено порядка 28 триллионов рублей», — сказал президент. «Это просто астрономическая для нас сегодня цифра. Но мы долго работали над тем, чтобы консолидировать эти ресурсы. Они должны работать внутри страны и на ее развитие, стать стимулом для отечественной экономики, индустрии, науки и образования», — добавил он. По словам Путина, проекты предполагают «консолидацию усилий всех уровней и ветвей власти, представителей гражданского общества и, конечно же, бизнеса. Естественно, безусловно, обязательным является активное участие в проектах развития госкомпаний».

Но оказалось, что ее нет

Однако в процессе обсуждения выяснилось, что «астрономическая сумма» вовсе не консолидирована, даже наоборот, глава Счетной палаты Алексей Кудрин обратил внимание на недофинансирование паспортов нацпроектов (каждый нацпроект имеет свой «паспорт» — «дорожную карту») на триллион рублей из 5,6, выделенных из бюджета. «Это означает, что запуск целого ряда проектов на ближайшие три года замедлится или будет перенесен на более поздние сроки», — отметил Кудрин. Путин с ним согласился: «Алексей прав, тогда мы никаких задач не выполним, целей не достигнем».

На это министр финансов Антон Силуанов ответил, что уже предпринятые меры (повышение налогов и пенсионная реформа) привлекут в бюджет девять триллионов рублей за три года и из этой, мол, суммы и дофинансируем. То есть Силунов надеется на благоприятную конъюктуру цен на углеводороды, которая обеспечивает сегодня дополнительные поступления в Фонд национального благосостояния (ФНБ) и частично в бюджет. Но из ФНБ пока бюджет не финансируется — это кубышка для купирования ЧП в банковской сфере.

Читайте также:  В Huawei заявили, что будут использовать Android несмотря на санкции

Во-вторых, а есть ли уверенность в сохранении тенденции? Конечно, нет. Тогда что должно радикально измениться в экономике, чтобы за последующие три года минфин нашел на реализацию нацпректов 22,4 триллиона рублей? Читатель видит предпосылки для роста ВВП на пять-семь процентов?

Как сделать не по Черномырдину?

Интересно, когда Путину писался новый майский указ, кто-нибудь думал о его реальном финансировании в уловиях санкций и со стагнацией в экономике. Создается впечатление, что просто тупо по западным образцам перешли к практике затягивания поясов у наемных рабочих, повышению налогов на бизнес (НДС и акцизы).

А между тем есть опыт Китая, который сегодня снижает налоги, чтобы стимулировать оптимизм. НДС в текущем году — с 17 до 16 процентов, для микробизнеса — до трех процентов, при реализации собственной продукции ставка — 0. В то же время повышается объем вычетов из подоходного налога, если деньги были потрачены на образование, здравоохранение, содержание родителей. А знаете, почему китайцы не хотят вкладываться в наши нацпроекты? У них нецелевые расходы (читай: взятки, откаты и себе в карман) при использовании бюджетных денег составляют 1,5 процента, по данным ТГ «Китайская угроза», а у нас — 30 процентов.

Поэтому километр великолепной китайской дороги в провинции Хэйлунцзян, где точно такие же погодные условия, как в России, в семь раз дешевле и в четыре раза качественнее, чем в регионах российского Дальнего Востока. При этом зарплата дорожного строителя в КНР вдвое выше, чем у аналогичного строителя в Амурской области. Поэтому и стоит недостроенным мост через Амур, который обещал стать символом российско-китайского партнерства.

Читайте также:  Путин о санкциях: мы ни с кем не ругались, чтобы мириться

С кем «идти в разведку»?

Не видно пока также, как будет осуществляться контроль за расходованием «астрономической суммы». Главным контролером выступает Алексей Кудрин, но он же и главный реформатор. Вопрос — а нет ли здесь конфликта интересов? Второй вопрос — а кто главный управленец, кто разрабатывает механизмы внедрения нацпроектов? Дмитрий Медведев — сомнительно, в связи с отсутствием на совещаниях президента по экономическим вопросам. Судя по замечанию Путина, что цели у вас прекрасные, а «дорожных карт» нет, этот человек не на своем месте.

Главное впечатление от прослушивания докладчиков совещания: перед стартом нацпроектов идет возня за распределение бюджетных средств среди регионов, министерств и ведомств. Сергей Собянин, например, уговорил, что стартовой площадкой для многих проектов будет Москва. Минэкономразвития с минторгом торгуются за деньги проекта по развитию экспорта. А за проект «Экология» идет борьба среди подрядчиков «мусорных дел». Очевидно и другое, что госбюджет один не справится с задачей «настоящего прорыва». К населению залезать в карман, конечно, будут продолжать, но это чревато социальным взрывом.

Ясно, что надо привлекать частные инвестиции. На зарубежные ставку не сделаешь. Запад стоит наперевес с санкциями, а Восток не приемлет коррупции, впрочем и Запад тоже. Путин, как следует из его слов, призвал делиться прибылями госкорпорации: ВЭБ, «Газпром», «Ростех», «Ростелеком», «Роснефть», «Росатом», а также частные компании по «списку Белоусова».

По этому вопросу на совещании доложил глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин. Таких «добровольно-принудительных» проектов у него набралось 140, примерно на 11 триллионов рублей, в том числе потребность в частном дополнительном финансировании по ним оставляет — 7,1 триллиона рублей, отметил ранее Шохин. То есть «капитаны бизнеса» готовы раскошелиться на 3,9 миллиарда рублей за шесть лет, а остальные деньги опять надо откуда-то брать.

Читайте также:  Как "варяги" русский лес пилили

Проблема в том, что доходность должна быть выше десяти процентов, то есть больше ставки по депозитам, а таких проектов, как правило, очень мало. Это не инфраструктурные проекты, а проекты IT-технологий. Они важны, конечно, но не так насущны. В итоге, как сказал тот же Кудрин, мы имеем сегодня «большой вызов для реализации всех целей президента». Можно ли идти с таким главным партнером «в разведку» — это уже вопрос президенту.

Освоение денег — ради освоения, а не для людей

Как сказал «Правде.Ру» директор Центра экономического и финансового консультирования Олег Александров, правительство рассчитывает на появление дополнительных доходов от благоприятной конъюнктуры на цены на углеводороды. «Если же цены станут падать, то власти увеличат налоговые ставки, в том числе по НДФЛ, откажутся от ряда льгот в налоговой системе. Большая часть средств пойдет на инфрастуктурные проекты, строительство дорог, портов, транспортных хабов, объектов здравоохранения. Их можно будет реально увидеть и воспользоваться ими простым гражданам», — отметил эксперт в интервью «Правде.Ру».

Это, конечно, верно, но было бы кому пользоваться всем этим, если население будет беднеть и убывать.

Читайте по теме:

Застой. Сколько нам осталось до распада государства?

Прорыва не будет: по беднеющему народу бьют налоги и санкции

Олигархов надо заставить делиться, иначе тюрьма


Похожие новости:
Grayscale создал новый фонд для инвестиций в криптовалюту
Nano растёт. Как? Почему?
Около 16 млн россиян проголосовали за площадки благоустройства
Правительство поддержит законопроект о криптовалютах
Раменки лидируют по предложению жилья
Проверка на Урбан
Найдено самое дешевое жилье в миллионнике
SUKU - ещё одна блокчейн логис­тика грузов
Кудрин отказался верить в серьезные санкции против российских банков
Угольные споры. Как регулировать – по знакомству или по справедливости?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *