Михаил Хабаров и «А1» потрясли «Траст»

  • В частности, выяснилось, что входящая в «Альфа-Групп» компания «А1», которую в 2010–2014 гг. возглавлял Хабаров, получила от «Траста» и «Открытия», чьи токсичные активы были переданы в БНА, привилегированные условия при работе с плохими долгами.

В результате под контроль «А1» попали наиболее результативные и перспективные, с точки зрения извлечения выгоды, кейсы. При этом выгодополучателями работы по возвращению долгов становятся структуры, близкие к «А1», чья деятельность в рамках договоров с «Трастом» и «Открытием» фактически оплачивается из средств санируемых ЦБ РФ банков, то есть государственными деньгами. Таким образом, государству наносится существенный ущерб в виде упущенной выгоды.

  • На конфликт интересов также указывает наличие в руководстве «Траста» большого количества выходцев из «Альфа-Групп», усиливших штат юристов банка.

Членом правления банка, возглавляющим его финансовый блок, является бывший финансовый директор «А1» Филипп Лерман, а директором департамента финансовых расследований — экс-глава департамента аудита разведки и добычи управления внутреннего аудита в «ТНК-ВР» Станислав Криминский. Наличие в команде Хабарова представителей «Альфа-Групп» привело к значительному завышению фонда оплаты труда «Траста» — по сравнению с 2018-м, когда был создан банк плохих долгов, примерно вдвое, составив в прошлом году свыше 6 млрд рублей. А все члены правления банка по итогам 2019-го, помимо зарплат, получили не адекватные заявленным результатам работы по возврату долгов бонусы — в среднем по 180 млн рублей.

  • Сотрудничество «А1» с «Трастом» и «Открытием» оформлено непрозрачно.

Тендеры на заключение контрактов на юридическое сопровождение и участие в банкротстве должников проводятся формально. Официальная информация о результатах проведенных конкурсов отсутствует. Также неясно, каким образом рассчитывается размер вознаграждения подрядчикам. Кроме того, уже в процессе наиболее выигрышные дела по возврату долгов передаются от ранее привлеченных контрагентов представителям «А1» и аффилированным с ней структурам. Конкурсы по ним также непрозрачны, а технические задания заранее составлены под конкретного победителя. В результате все наиболее «высоколиквидные» конфликты «Траста» и «Открытия» впрямую или косвенно оказываются под контролем «А1» и других структур «Альфа-Групп».

Подозрение в рейдерстве

  • К примеру, «Альфа-банк» принимает участие в качестве третьей стороны в конфликте «Открытия» и бывших владельцев «Росгосстраха» Данила и Сергея Хачатуровых.

Уголовное дело против Данила Хачатурова было возбуждено в 2019 году по личному заявлению главы «Альфа-банка» Петра Авена. Тот также обращался к президенту РФ с письмом, в котором просил поручить Генпрокуратуре взять все судебные разбирательства по «Росгосстраху» на контроль. «А1» в рамках партнерских соглашений с «Открытием» занимается непосредственно возвращением активов, по версии следствия, выведенных Хачатуровыми из компании. «А1» также получила доступ к работе с плохими долгами Агентства по страхованию вкладов (АСВ), в частности ведет суды с бывшими владельцами и менеджментом «Внешпромбанка» и «Межпромбанка». Эта деятельность уже вызвала вопросы, связанные с конфликтом интересов.

  • Еще один характерный пример — конфликт «Альфа-банка» и компании по добыче угля «Краснобродский Южный», конечными бенефициарами которой являлись братья Алексей и Дмитрий Ананьевы, экс-владельцы санированного «Промсвязьбанка».

Предприятие в этом году было обанкрочено по иску «Альфа-банка», который потребовал вернуть задолженность по кредиту в размере 8,5 млрд рублей. В свою очередь конкурсный управляющий оспаривает сделку 2017 года, когда «Краснобродский Южный» передал в общей сложности 37,7 млн долларов входившему тогда в «Промсвязьбанк» «Автовазбанку», преемником которого стал «Траст». Фактически контроль над банкротством ведет «А1». Наиболее вероятный сценарий, по мнению экспертов, передача актива «Альфа-банку» за долги и последующая его продажа профильному игроку. Также банку могут достаться миллиарды рублей из государственных денег «Траста», учитывая, что «А1» контролирует и спор по сделке с «Автовазбанком». В целом ущерб государству от действий, а точнее бездействия руководства «Траста» и «Открытия» может составить свыше 100 млн долларов, включая другие оспариваемые сделки со структурами, которые были аффилированы с «Промсвязьбанком».

  • Существенный ущерб государству в лице «Траста» и «Открытия» может принести и спор Виктора Батурина с его сестрой Еленой Батуриной, вдовой экс-мэра Москвы Юрия Лужкова.

Батурин передал права требования 25-процентного пакета акций в девелоперской структуре «Интеко» компании «А1». Организованное давление на себя, в том числе возбуждение в прошлом году уголовного дела и объявление в розыск, Елена Батурина прямо назвала рейдерской атакой со стороны «Альфа-Групп». Само «Интеко» на данный момент принадлежит «Трасту», который в случае победы «А1» в суде будет вынужден передать долю Батурина «Альфа-Групп». По некоторой информации, «Траст» и «Открытие» провели дофинансирование «Интеко» на сумму почти 20 млрд рублей и восстановили операционный бизнес. В 2020-м «А1» активизировала деятельность по взысканию активов компании, что позволяет ей на следующем шаге консолидировать уже все 100% «Интеко» по цене ниже оборотного капитала.

Так, в сентябре были предприняты попытки арестовать недостроенные объекты в Санкт-Петербурге и обанкротить СК «Стратегия», что может привести к изъятию активов «Интеко» из собственности «Траста». Изнутри ситуацию контролирует Александр Меньщиков, делегированный «А1» в совет директоров девелоперской компании.

Спасти нельзя банкротить

Имеются и другие свидетельства деятельности менеджмента «Траста», которая может нанести серьезный материальный ущерб государству и репутационный — Центробанку, который курирует работу по санации кредитных учреждений и очистке их от токсичных активов.

Так, несмотря на четырехкратное увеличение в этом году штата УК «Траст недвижимость», с 30 до 120 сотрудников, компания не реализовала ни одной сделки, а арендные сборы существенно сократились. При этом практически весь объем собранных средств был потрачен на зарплаты, так что компания рискует завершить год с убытками. Причина сложившегося — в полной потере контроля над своим структурным подразделением со стороны руководства «Траста», что привело к серьезным злоупотреблениям служебным положением менеджерами УК, выраженным в том числе в занижении на бумаге арендной платы, неучтенных арендаторах и т. д.

В связи с этим возникают вопросы к формированию фонда оплаты труда, тем более что аналогичная ситуация наблюдается и в других дочерних структурах «Траста», управляющих сельскохозяйственными, строительными, лесными и другими активами банка. После проведенной в этом году оптимизации численности персонала в головной структуре высвобожденные сотрудники были переведены именно в эти компании. Это привело к существенной дополнительной финансовой нагрузке на предприятия, у которых на содержании находятся еще и собственные штаты менеджеров.

Отрицательные финансовые результаты деятельности «Траста» в этом году, по сути, говорят о том, что банк не справляется с управлением вверенными ему активами. Собственно, в классическом понимании управлением действия «Траста» в отношении целого ряда активов назвать нельзя. Менеджмент банка вместо того, чтобы принимать меры по оздоровлению предприятий для повышения их привлекательности с целью последующей реализации по рыночной цене, демонстрирует тактику — как можно быстрее сбыть актив со значительным дисконтом.

Стратегия, которой придерживается «Траст» в работе с проблемными предприятиями, заключается в том, чтобы блокировать текущую деятельность проверками и судами, в том числе с другими кредиторами, сменить менеджмент, сократить расходы и в итоге привести компанию к банкротству, которое будет взято под контроль структурами, заинтересованными в приобретении актива по заниженной цене.

В частности, такая тактика наблюдается в отношении:

  • «Русского зерна», который обрастает долгами на фоне сокращения прибыли,
  • «Белой птицы», чья дочерняя структура обанкрочена по заявлению «Траста».
  • «Уралбройлер», в отношении которого БНА предпринимает попытки переложить ответственность за неуплату налогов на бывший менеджмент, чтобы, по некоторой информации, продать очищенный актив ее прежнему владельцу, депутату ГД от ЛДПР Олегу Колесникову.
  • Кроме того, «Траст» банкротит нефтегазодобывающую компанию «Руспетро», предъявив ей требования на общую сумму почти 11,5 млрд рублей,
  • и разработчика электровакуумных приборов СВЧ-диапазона «Плутон», в том числе исполняющего госзаказы.

Вся же деятельность «Траста» в нынешнем виде по своей сути ничем не отличается от того, что делает АСВ. Агентство тоже работает с проблемными активами и, как теперь очевидно, также в интересах «Альфа-Групп».

Отличие между двумя структурами — в результативности заявленных целей, если принять во внимание неэффективную работу менеджмента и значительный объем непрозрачных расходов «Траста». В целом же действиям руководства как «Траста», так и курирующего его «Открытия», в особенности главам обеих структур — Александру Соколову и Михаилу Задорнову, допустившим конфликт интересов, должна быть дана соответствующая оценка, в том числе правовая, учитывая наносимый государству ущерб.


Похожие новости:
Почти тридцать площадок по реновации подобрано на юге Москвы
Регуляторы Китая предлагает разработать лицензирование крипты
Банкиры предрекли рублю скорый обвал
Бизнес-класс опередил массовое жилье в новостройках
Robinhood добавляет поддержку Ethereum Classic
Будущих рантье стало вдвое больше
Банк России подготовил три сценария экономического развития России
Количество коррупционеров в России увеличивается
Россия обвинила Белоруссию в потере сотен миллионов долларов
Россияне не готовы заменить трудовых мигрантов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *