Мельница мифов: стоил ли Париж мессы?

Сальто-мортале Генриха IV

Вместо чеканной фразы, давно вошедшей в поговорку Paris vaut bien une messe, которую молва приписала Генриху IV, 23 июля 1593 года он написал своей фаворитке Габриэль д’Эстре:

«В воскресенье я проделаю сальто-мортале».

Вот это и есть документально подтвержденная фраза, в которой историки не только не имеют права сомневаться, но они вдобавок убеждены, что Генрих не лукавил, сообщая о предстоящем событии как о «смертельном прыжке».

Бывший король Наварры часто менял веру

Короля Наварры, отсюда его прозвище «Беарнец», который станет родоначальником династии французских королей Бурбонов, страшила не перемена религии. До своего окончательного обращения он неоднократно менял веру, перекрещиваясь из гугенота в католика и наоборот. Сторонники короля Анри много лет назад предупреждали его об опасности смены одной конфессии на другую, в результате чего он сможет лишиться поддержки протестантов, так и не обретя ее в лице католиков. Впоследствии окажется, что они-то и были правы: кинжал Равальяка нашел грудь Генриха Бурбона по причине смены веры.

Читайте также: «Добрый король Анри нашел свою голову

Парижские проповедники не выбирали выражений, когда речь заходила о том, что король собирается отречься от ереси. Называя Беарнца «сыном шлюхи», они агитировали прихожан, чтобы они никогда не признавали его своим монархом, поскольку все это лицемерные увертки, и место этому вероотступнику на костре.

«В соборе Парижской Богоматери небезызвестный кюре Буше, используя созвучие французского слова bourbe (грязь) фамилии Бурбон (Bourbon), каламбурил, обращаясь к Всевышнему с мольбой: «Господи, извлеки нас из грязи, дебурбонизируй нас, Господи!», — пишет автор последней русскоязычной биографии Генриха IV историк Василий Балакин. — Многие католики, сохранявшие приверженность Лиге, с недоверием отнеслись к сообщению о намерении Генриха IV отречься от протестантизма, впервые заявленном еще в 1589 году, но до сих пор так и не исполненном. Они рассматривали очередное обещание короля отречься как уловку с целью расколоть депутатов Генеральных штатов».

Католическая лига или Святая лига (La Ligue catholique, la Sainte Ligue или la Sainte Union), которая была учреждена в мае 1576 года якобы для борьбы с гугенотами, ставила своей целью ограничение королевской власти феодальной знатью (которая захватила руководящее положение в лиге) и ослабление централизации.

Как Генрих Наваррский отрекался от протестантства

Генрих IV

Поскольку Генрих Наваррский был отлучен от церкви, чтобы стать добрым католиком, ему требовалось разрешение папы римского, но 21 июля 1593 года епископы приняли решение отпустить Анри грехи и дозволить войти в лоно католической церкви. Вечером 24 июля Беарнец принял у себя архиепископа Буржского и епископов

  • Нанта,
  • Манса
  • и Эвре

и перед тем, как получить отпущение грехов, заявил им о своем решении «пойти на мессу». 25 июля в церкви аббатства Сен-Дени, у гробниц королей династии Валуа состоялось отречение Генриха IV от ереси протестантизма.

Одетый во все белое, Генрих IV предстал в церкви перед архиепископом Буржским, который спросил его, кто он.

— «Я — король».

— «Чего вы хотите?»

— «Я хочу быть принятым в лоно церкви католической, апостолической и римской».

— «Желаете ли вы этого?»

— «Да, я хочу и желаю этого».

После этого диалога, Генрих встал на колени и произнес исповедание веры. Копия клятвы была передана архиепископу, который

  • окропил короля святой водой,
  • дал ему поцеловать крест,
  • затем отпустил ему его грехи
  • и благословил его.

Поднявшись вместе с епископами на хоры, Генрих перед алтарем повторил свою клятву жить и умереть в католической религии и отречься от всякой ереси, противной упомянутой церкви. Вернувшись на хоры, монарх слушал мессу и причащался. После банкета новоявленный король Французский и Наваррский верхом поскакал на Монмартр, глядя с высоты на свою новую столицу, все еще занятую испанцами, но, которая, все равно «стоила мессы».

Читайте также: Моцарта погубило отсутствие солнца

Как появилась фраза «Париж стоит мессы»?

Что касается апокрифической фразы по поводу обедни, то она впервые появляется в 1622 году в небольшой анонимной сатире «Les Caquets de l’accouchée — «Пересуды у постели роженицы», в которой ее произносит Максимильен де Бетюн (барон Рони и позже герцог Сюлли) в ответ на вопрос Генриха IV, почему он не ходит к мессе так же часто, как король.


Похожие новости:
Ученые: ожили существа, замерзших 30 тысяч лет назад
СМИ: "Стратеги" в Крыму получат ядерное оружие против НАТО?
Российский "Корнет" получил возможности "Джавелина"
В России создают космическую яхту "Селена" для богатых туристов
Microsoft по ошибке выпустили в релиз тестовую сборку Windows 10
Кем на самом деле оказалось лох-несское чудовище
В Японии создали робоногу с самозалечивающимся сухожилием
Космический туризм: есть ли риск для здоровья человека?
Дети из двуязычных семей способны быстрее переключать внимание
Роман Вильфанд: ультрафиолетовый индекс 6 вызывает необратимые процессы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *