Как не допустить дефицита питьевой воды в России

Что можно сделать для исправления ситуации? Об этом ведущий программы «Точка зрения» Игорь Буккер поговорил с заведующим лабораторией Института водных проблем РАН, доктором технических наук Михаилом Болговым.

Читайте начало интервью:

Почему России проблема дефицита воды не грозит

— В докладе ЮНЕСКО отмечается в первую очередь недостаточность управления всей системой водораспределения.

  • Первая и главная мысль — мы плохо понимаем, представляем себе ценность воды, водных ресурсов, поэтому недостаточно эффективно управляем водными ресурсами.

Как раз доклад ЮНЕСКО разделяет эти все задачи примерно на пять групп, где обсуждаются разнообразные ценностные мотивы к улучшению этой ситуации и даются некоторые цифры.

Вот одна из них очень любопытна:

  • для того, чтобы улучшить водоснабжение, то есть просто на питье и элементарно санитарию и гигиену, нужно в течение 10 лет вкладывать в экономику развивающихся стран примерно по $115 млрд в год.

Представляете, насколько запущена ситуация в странах, которые испытывают дефицит воды и страдают от ее плохого качества?

  • Поэтому есть чем заняться, есть над чем думать, есть куда деньги вкладывать. Это одна из самых важных проблем, в том числе и для России.

— Не означают ли все озвученные выводы того, что за водные ресурсы может развернуться война?

— Конечно же, такое возможно. В советские времена у нас существовало Министерство мелиорации и водного хозяйства, бюджет которого был на втором месте после Министерства обороны. На втором месте.

Реализовались громадные проекты: не просто рытье каналов, это были достаточно технологические, высокого уровня решения, которые способствовали водообеспечению всех отраслей экономики Советского Союза.

— А переброска рек тоже туда входила?

— Да, и переброска рек входила. И занимался ею специальный Институт по переброске стока северных и сибирских рек, который создавал целую школу гидротехническую, позволяющую эти проблемы обсуждать и решать.

Напомню: мы только-только задумывались перебросить 20 кубических километров из бассейна Оби в бассейн Аральского моря, а китайцы сегодня перебрасывают 60 для решения своих водохозяйственных нужд, и никаких побочных политических заявлений при этом никто не делает, поскольку надо — это все понимают — решать задачу водообеспечения населения.

Сейчас надо исходить из этого. У нас пока просто время от времени возникает обсуждение этой проблемы, но тут же и гасится, поскольку, как Вы понимаете, это все довольно дорогое удовольствие.

Есть, например, один небольшой проект, который мы в последнее время выдвигаем — перебросить часть воды из Волги в Дон, чтобы улучшить ситуацию на Дону, там уже лет десять длится засуха, в Азовском море соленость растет, там рыба плохо размножается…

Плюс водоснабжение Крыма. Можно технически туда перебросить воду из Дона, но на Дону лишней воды нет.

И вот мы предлагаем, например, 3 или 5 кубических километров перебросить из Волги в Дон, как это планировалось еще где-то в семидесятые, восьмидесятые годы. А пока денег нет даже и на это.

Зато есть некоторое неправильное понимание водных проблем, что они сами по себе рассосутся, а они сами по себе только усугубятся.

Как исчезло у нас Аральское море. А исчезло оно лишь потому, что всю воду забрали на орошение. Теперь на этом месте две лужи находятся. В одной вообще жить нельзя, а в другой более-менее теплится рыбное хозяйство.

Для обеспечения региона водой нужно создать водохранилище. Другого пути нет.

Чтобы создать водохранилище, нужно построить плотину и затопить какое-то количество территории, которое в обычных условиях не затапливается.

Как, например, строилось Рыбинское водохранилище. Оно строилось и заполнялась практически во время войны — в 44-45-х годах, и сопровождалось это затоплением огромного количества населенных пунктов, с выселением народа.

Только что китайцы прошли этот путь, создавая всемирно известную ГЭС «Три ущелья», когда было выселено огромное количество населения из зоны затопления.

Это проблема гидротехнического строительства.

А есть еще проблемы затопления, когда наши люди селятся в заведомо затапливаемых зонах. Происходят наводнения, их надо спасать. Но это целая проблема нашей водохозяйственной науки, как объяснить людям, что нельзя жить, нельзя строиться в зоне, подверженной периодическому затоплению. Страховаться никто не хочет. Выселяться — у властей денег нет. Вот так и боремся с этой проблемой.


Похожие новости:
Ученые: огромное количество разных вирусов постоянно падают на Землю
Раскрыт секрет "фермента бессмертия"
В Пентагоне похвастались изобретением треугольного колеса
Российскую армию оснастят "джедайскими мечами"
РФ попросила ЮНЕСКО учредить премию для российских ученых в $250 тыс.
В Южной Америке может обрушиться опасный действующий вулкан
Будущее за беспилотным транспортом - эксперт
Жители Австралии оставили белых акул без пищи
В Иране разработали тест-систему для выявления COVID-19 за 30 секунд
Самое прекрасное в мире — наука и любовь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *