Как нам сберечь народ и стать передовой экономикой

В обновлённой Стратегии национальной безопасности России, которую на днях утвердил президент Владимир Путин, одними из главных приоритетов политики государства объявлены «сбережение народа и развитие человеческого потенциала». Реализация данного курса предполагает решение демографических проблем, сокращение бедности, улучшение жилищных условий, повышение уровня образования и медобслуживания.

Все эти вопросы давно и активно обсуждаются в медиапространстве, на экономических форумах и партийных мероприятиях. Статистические данные по демографии и доходам населения в России уже который год свидетельствуют о крайне неблагополучной ситуации. Естественная убыль населения в 2020 году у нас составила 688,7 тысяч человек. Можно было бы сослаться на пандемию коронавируса, но в 2019 и 2018 годах прироста населения также не наблюдалось.

Удивляться ввиду тревожных демографических данных однако не приходится, учитывая неблагополучное материальное положение миллионов россиян. По данным Росстата, реальные располагаемые доходы россиян в 2020 году снизились на 3,5%, отстав более чем на 10% от уровня докризисного 2013 года. Официально за чертой бедности живут более 19 млн россиян. Фактически доходы россиян снижаются восьмой год подряд, если не брать в расчет околонулевые колебания в 2018–2019 годы.

Цель снизить вдвое уровень бедности к 2024 году была громко заявлена в майском указе президента в 2018 году. Однако власти были вынуждены признать, что достижение такой задачи им не по силам. В июле 2020 года вышел новый указ, вслед за которым был принят единый план по достижению национальных целей развития России до 2030 года. Наиболее амбициозные цели, намеченные к выполнению в период до 2024 года, были отложены до 2030-го, в том числе и снижение уровня бедности до 6,5% от общей численности населения.

По мнению главного экономиста BCS Global Markets Владимира Тихомирова, причины отрицательной динамики доходов связаны с отсутствием роста в экономике и проведением жесткой бюджетной политики. Чтобы реальные доходы росли на уровне 1-2% в год, экономика должна развиваться намного более высокими темпами. Рост менее 3% можно приравнять к стагнации, поскольку доходы населения съедает инфляция. Ведь в настоящее время она превысила 6%, а продуктовая инфляция и того больше.

Что интересно, по статистике, многолетний спад доходов идёт в паре с длительным периодом роста реальных заработных плат. Такую противоречивую динамику можно объяснить лишь перекосами в структуре заработков. В нашей стране контрастов массы работающих граждан нищенствуют, зато процветают представители топ-менеджмента с аномально высокими зарплатами. Это из разряда анекдота: начальник ест мясо, работник — капусту, значит, в среднем они едят голубцы!

Правительство национального спасения

Власти нам объясняют, что в социально-экономических проблемах виноваты санкции со стороны Запада и добавившаяся к ним пандемия. Но можно вспомнить период из истории страны, когда правительству пришлось действовать в гораздо более сложной ситуации. В результате ультралиберальных рыночных реформ, инициированных в 90-е годы президентом Борисом Ельциным и командой главы правительства Егора Гайдара, к 1998 году страна была подведена к краю пропасти.

К тому времени объём ВВП по сравнению с 1990 годом рухнул на 47%, а промышленное производство — на 56%. Общее число занятого населения сократилось за этот период с 75 млн до 58 млн человек. Внешняя задолженность страны достигла $220 млрд, что составляло 147% от ВВП и в 5 раз превышало все годовые поступления в федеральный бюджет. Вслед за крахом пирамиды государственных краткосрочных облигаций грянул «черный понедельник» с объявлением дефолта. Ко всему добавился резкий скачок инфляции, которая лишь в сентябре 1998 года достигла 38%.

Под давлением обстоятельств Борис Ельцин был вынужден пойти на уступки Госдуме и назначить на пост премьер-министра бывшего директора Службы внешней разведки России Евгения Примакова, в команду которого также вошли экс-глава Госплана СССР, коммунист Юрий Маслюков и опытный банкир Виктор Геращенко. Новый кабмин разработал антикризисный план, который предполагал:

  • реструктуризацию внешнего долга,
  • снижение уровня безработицы,
  • оптимизацию налоговой системы,
  • усиление контроля за перемещением капиталов в стране,
  • борьбу с необоснованным завышением цен на товары и многое другое.

Что было сделано за короткий период в 8 месяцев, пока у руля правительства находился Евгений Примаков? Были приняты решительные меры для стабилизации ситуации в стране, которые не могли не найти поддержки у большинства россиян.

  • Была введена уголовная ответственность за задержку зарплаты.
  • Установили госрегулирование цен на лекарства.
  • Были увеличены акцизы на алкоголь и т. д.

За счет улучшения собираемости налогов был сдержан бюджетный кризис, месячная инфляция опустилась с 38 до 3%, реальные доходы населения только за февраль-апрель 1999 года выросли на 10,6%. Удалось довести валютные резервы Центрального банка к началу мая до $11,6 млрд, удержать падение ВВП в 1998 году на уровне 5%. За время работы правительства Примакова-Маслюкова промышленность показала фантастический рост в 24%. По мнению многих экспертов, именно тогда были заложены основы импортозамещения и экономической модели, которая дала свою отдачу в нулевые годы.

«Этому правительству, которое можно с полным на то основанием назвать правительством национального спасения, дали проработать лишь 8 месяцев, — вспоминает лидер КПРФ Геннадий Зюганов. — Однако этих месяцев хватило, чтобы не только отвратить Россию от края гибели, но и придать экономике небывалое с советских времён ускорение».

Налицо системный кризис

Сегодня, казалось бы, страна не в такой критической ситуации, но признаки стагнации налицо, и само собой не случится ни экономического роста, ни улучшения благосостояния народа. Власти продолжают из года в год применять в экономике и финансах либеральные методы, которые давно дискредитировали себя и толкают страну вниз по наклонной.

К тому же нет логики в том, чтобы копировать для нужд России западный либерализм, пытаться встроиться в их мир, если этот самый Запад всячески отторгает нас и стремится удушить санкциями. В их планы явно не входит позволить нам успешно развиваться. Наоборот, делается всё, чтобы поставить под угрозу реализацию тех самых приоритетов, которые обозначены в новой Стратегии национальной безопасности России.

«Социально-экономические задачи очень тесно переплетаются с ситуацией внешнего геополитического прессинга, — считает директор Центра военно-политических исследований МГИМО Алексей Подберёзкин. — Россия доказала, что способна отстоять свой суверенитет, но без дальнейшей защиты от вмешательства в наши дела и без прогресса в решении внутренних проблем противостоять внешнему давлению будет сложно».

Сегодня впору говорить о системном кризисе и деградации системы госуправления как у нас, так и на Западе. По словам Геннадия Зюганова, нужно обратить внимание на несправедливое распределение национального богатства и постоянный рост неравенства, который является «неизбежным следствием неолиберального капитализма». Основными ресурсами страны владеет узкая группа лиц, сосредоточившая в своих руках девять десятых наших ресурсов. Без этих ресурсов нельзя пробиться в ряды ведущих мировых держав, добиться технологического прорыва и целей сбережения народа.


Похожие новости:
Coinchek начинает выплату компенсаций
Главы 2-х южнокорейских криптобирж задержаны по обвинению в хищениях
Каждая третья квартира на "вторичке" Москвы покупается по ипотеке
Михаил Щапов: рынку криптовалют требуется вдумчивое регулирование
Криптовалюты стали популярнее благодаря неудачам VISA
Сергей Степашин остается председателем Общественного совета Минстроя
Barclays собрал топ-команду для работы с криптой
Почему мы так дорого платим за бензин
"Почта России" попросила более 300 млрд рублей "на развитие"
Инфраструктурный бросок — от Москвы до самых до окраин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *