Цензуру ловко оправдывают надуманным экстремизмом

Экстремизм головного мозга

Не успели силовики проверить песню участницы «Евровидения» Манижи Сангин на экстремизм, а им снова прибавилось работы. Депутат от «Единой России» Виталий Милонов обратился в ФСБ России с просьбой привлечь к ответственности организаторов кинофестиваля «Артдокфест»:

«Данное сообщество обладает признаками организованной группы для подготовки и совершения преступлений экстремистской направленности, целенаправленно осуществляет сбор средств на подготовку преступлений экстремистской направленности, участвует в организации, подготовке и осуществлении преступлений экстремистской направленности, в том числе периодически осуществляет публичные действия с целью возбуждения социальной, расовой, национальной и религиозной розни, производит массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление и хранение в целях массового распространения».

Поводом для решительных действий депутата Милонова стал запланированный показ документального фильма «Тихий голос». Картина рассказывает об истории бойца ММА нетрадиционной сексуальной ориентации, который бежал из Чеченской республики.

Парламентарий с гипертрофированной сексуальной ответственностью в своём обращении в ФСБ России дал краткую аннотацию конкурсной картине:

«Содержание фильма носит откровенно экстремистский характер, побуждая к совершению преступлений по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной и религиозной ненависти и вражды».

Когда и где успел посмотреть это кино Виталий Милонов — не сообщается. Но так часто бывает, что поклонники картин и публичных мероприятий определённой сексуальной направленности всегда найдут способ приобщиться к любимой тематике. Для медийно активного депутата тема ЛГБТ всегда являлась спасительной, когда приоритетные и реально значимые события позволено комментировать исключительно «большому» партийному начальству.

С лёгкой руки правящей политической элиты понятие «экстремизм» стало удобным оправданием для политических репрессий. Что общего у радикализма и кинодокументалистики — большой вопрос. Экстремизм — это приверженность крайним взглядам и методам действий.

Рассказ о судьбе конкретного человека, какой бы национальности, вероисповедания и сексуальной ориентации он ни был, как раз и есть одна из задач кинодокументалистов. В чём разглядел реальный экстремизм беспокойный депутат Милонов, видимо, так и останется загадкой. Идеологические же клише, которые с усердием молящихся кришнаитов ретранслируют политики с распухшими духовными скрепами, не в счёт. И без того уже всё вещание федеральных телеканалов превратилось в нескончаемый агитпроповский трэш.

Удар по «английским шпионам»

Фестиваль документального кино «Артдокфест» стартовал в Москве 2 апреля 2021 года и будет приобщать зрителей к реалиям современного мира до 9 апреля. Запланированный показ картин в Санкт-Петербурге был сорван усилиями санитарных властей. Сотрудники Роспотребнадзора нагрянули в Дом кино и закрыли площадку за нарушение антиковидных мер, причём каких именно — не сообщается.

Сейчас же любые публичные мероприятия без труда можно прикрыть, было бы желание властей. Исключением могут стать только политические перформансы правящей политической элиты даже с участием несовершеннолетних граждан. Никакой дистанции, никаких масок, никаких задержаний полицией.

Разумеется, депутат Милонов в лучших традициях «бдительных товарищей», которые в сталинское время строчили доносы в НКВД, наполнил своё обращение силовикам идеологически выверенным содержанием, сообщив, что «Артдокфест» пользуется «щедрой финансовой поддержкой от зарубежных структур, включая зарубежные СМИ, и иностранных государств».

И как тут не ответить «Ленфильму» отказом на просьбу режиссёра Александра Сокурова приютить на студии участников фестиваля, когда кругом «английские шпионы» и «гомобандеровцы»? Доказывать существование иностранного финансирования и уточнять названия «структур», разумеется, депутат и не собирается.

Вице-губернатор Санкт-Петербурга Борис Пиотровский прокомментировал ситуацию с «Артдокфестом»:

«Со своей стороны хочу отметить, что комитет по культуре заблаговременно согласовал мероприятие в соответствии с порядком и чек-листом безопасности. Уже во время проведения фестиваля Роспотребнадзор выявил нарушения санитарных норм. Вопрос принятых мер находится в компетенции надзорного ведомства».

Тем не менее депутат Заксобрания Санкт-Петербурга Максим Резник обратил внимание, что демонстрация картин без проблем проходит в Москве в кинотеатре «Октябрь»:

«Действия властей очень похожи на цензуру под предлогом «нарушения санитарных норм» и наносят непоправимый ущерб имиджу Санкт-Петербурга как культурной столицы России».

Обречённые на экстремизм

На фоне волны, поднятой сторонниками отредактированной реальности, помимо картины «Тихий голос», с показа был снят и фильм «Доазув/Граница» о территориальном конфликте между Ингушетией и Чечнёй в 2018 году.

Видимо, подчиняясь номенклатурному чувству самосохранения в парадигме «как бы чего ни вышло», питерские власти, как это теперь принято в современной России, решили воспользоваться явно не дальновидным приёмом ковидного времени.

Мало кто догадывался о существовании снятых с показа картин. Теперь же, благодаря номенклатурному рвению, о них узнала общественность, и ради любопытства люди посмотрят их хотя бы в интернете. Об этом феномене обратного результата говорил и Федерико Феллини:

«Цензура — это реклама за государственный счёт».

Любой запрет, даже крепко завуалированный, имеет один и тот же результат — возбуждение интереса. Да и попросту бессмысленно ограждать людей:

  • от информации, которая в цифровое время всё равно становится доступной;
  • от желания расширять представления о реальной картине мира;
  • от афиширования неприглядных сторон человеческого общежития.

Поговорка о ненужности выноса сора из избы представляется чрезвычайно вредной. Адекватные люди как раз и стремятся жить в прибранной хате, а не с затолкнутыми под ковёр нечистотами. В грязи как раз и развиваются болезни, которые со временем приводят к фатальным последствиям для государства в целом. Об этом предупреждал и профессор Сергей Капица:

«Я вообще считаю, что скрывать что-то путём цензурных мероприятий бессмысленно: люди всё равно узнают, но «испорченный телефон» часто приводит к превратным представлениям об окружающем мире, а имея прямой доступ к материалам, вы гораздо лучше понимаете, что происходит».

Вот этого, вероятно, и боятся представители правящей политической элиты, относя к проявлению экстремизма любое мнение, которое не вписывается в идеологическую парадигму так называемой суверенной демократии. С другой стороны, они в чём-то правы. Здравомыслие, порядочность, человечность и неподдельная любовь к Родине в современных отечественных реалиях, действительно, выглядят как приверженность крайним взглядам.


Похожие новости:
Пакет не спасет: полиция будет задерживать пьющих во время ЧМ-2018
Социологи выяснили, совпадают ли представления о подарках на 23 февраля у мужчин и женщин
Регион с худшими плательщиками по кредитам найден на Кавказе
Питерский депутат предложил ввести штрафы за использование феминитивов
Шуфутинский не собирается отказываться от песни "3 сентября"
Опрос: своей работой недоволен каждый пятый россиянин
ВЦИОМ: россияне считают цветы учителям знаком уважения
На выходных в Москве возможны дождь и мокрый снег
В Госдуме приняли закон о праве братьев и сестер ходить в одну школу
Эксперт: после эпидемии не откроются около 25% предприятий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *