Андрей Бунич: из-за локдауна в бизнесе много фиктивных банкротств

Тенденция к банкротствам

— Андрей Павлович, как вы оцениваете ситуацию с нынешним локдауном? Долго ли нам ещё жить в условиях ограничений?

— Бесконечные локдауны — вопрос серьёзный. Хотя не такие уж там большие потери в процентах ВВП, но дело в длительности: ведь скоро будет два года, как мы находимся в этом. В экономике накапливаются проблемы, особенно у малого и среднего бизнеса. Поддержка оказывается, но не всем, потому что многие находятся в «серой» зоне. Многие просто прекращают свою деятельность, потому что бизнесу не списывают, а только переносят:

  • налоги,
  • кредиты.

По арендной плате государство не стало никаких законодательных решений принимать вообще. Просто кто как договорился. По коммунальным платежам никаких скидок — ни населению, ни бизнесу, хотя было бы логично провести реформу ЖКХ в этот момент и списать какие-то долги.

Потихоньку ухудшается положение. А тут раз — и ещё локдаун. Неизвестно, надолго ли? И неизвестно, это в последний раз или будет опять?

Предприниматели оценивают перспективы, и возникает тенденция к банкротству, потому что юристы говорят: «Всё равно конец вашей фирме уже. Давайте мы её обанкротим, но так, чтобы вам как можно больше осталось». И многие вынуждены идти по этому пути. А представьте, если миллионы банкротств:

  • настоящих,
  • фиктивных.

Это огромные потери для финансового сектора и для потребителя, потому что конкуренция уменьшается, цены растут. Плюс занятость страдает. Локдаун сразу создаёт огромную социальную проблему.

Сейчас начинают говорить, что виноваты те, кто не вакцинировался. То есть чиновники начинают друг на друга сваливать вину, кто-то хочет воспользоваться положением, конкурентов убрать. Хотя в действительности неизвестно — из-за недостаточной вакцинации это происходит или по другим причинам. И насколько можно жёстко проводить вакцинацию, должны юристы решать. Это проблема прав человека. Насколько их можно нарушать?

Надо учитывать, что вирусная система надолго сформировалась. Есть подозрение, что практически навсегда.

Мы не будем сейчас конспирологически решать: зачем, кто, кому выгоден изначально вирус. Но любой серьёзный процесс всегда имеет финансовую и политическую составляющую. Мы видим на примере пандемии, какие финансовые решения в западных странах приняты на десятки триллионов долларов. Мы видим, каким бизнесам выгодно, чтобы была пандемия, а каким невыгодно. Это экономический фактор. Какие-то политики на этом делают карьеру. Другие, наоборот, теряют должность. Чиновникам вообще раздолье: можно в любой момент уйти от ответственности и сослаться на всплеск пандемии.

России надо думать, как развить экономику и не дать окончательно умереть малому и среднему бизнесу, который единственная наша надежда: за счёт него мы можем развитые страны нагнать и поднять уровень жизни.

Президент говорит: «Бедность. Главная цель — надо поднимать уровень жизни». Это только за счёт изменений структуры, чтобы у нас стало в 4-5 раз больше малого и среднего бизнеса. Чтобы люди имели собственность, свою деятельность, получали доход гораздо больше. Крупные корпорации не дадут возможности повысить уровень жизни.

Взаимовыгодные отношения

— У нас в последние годы политика была направлена на развитие крупного бизнеса: с ним проще работать, договариваться и проверять. Малые и средние предприятия гораздо сложнее контролировать. Да и кому нужны копейки от малого бизнеса?

— Это неправильная политика. Работает она тогда, когда есть избыточные доходы, допустим, от нефти и газа, которые можно легко перераспределить и погасить социальное недовольство. Но это ведь тоже когда-нибудь кончается. Доходов становится меньше по объективным причинам. И тогда начинают смотреть, за счёт чего можно изменить ситуацию. Только за счёт вовлечения большого количества людей в дело какое-то.

Конечно, приятно иметь дело с несколькими корпорациями. Но где люди будут работать? Как вы им повысите уровень жизни или сохраните прежний, если им нечем заняться?

Корпорациям заведомо не нужно столько людей. Или им нужны гастарбайтеры для каких-то работ. Остальные люди в этой системе становятся не нужны, и их никто просто так кормить не будет.

Поэтому важно создать другой контур экономический, где будет много небольших предпринимателей. Это не требует затрат никаких. Наоборот, государству это только выгодно, потому что они сами на себя работают. Это закольцованный процесс: один произвёл, другому продал или передал, они вместе ещё что-то сделали третьему. Почему это нельзя сделать? Почему нужно ждать, пока «Газпром» или «Роснефть» заработает какие-то доллары?

Конечно, на 20 лет очень сложно в современном мире предсказать, какие будут отрасли развиваться. Но у нас-то нет вообще никакой концепции развития, даже на маленький срок. Хотя бы в принципиальных вещах:

  • что мы будем делать дальше,
  • как мы будем жить.

Отсюда вытекают попытки со всех быстро надёргать денег, не дать никому развиваться. Потому что понятно, что если бы такая концепция была, то лучше людям дать возможность делать что-то. Они сами друг друга обеспечат по кругу, друг другу услуги будут оказывать. Для этого деньги дополнительные не нужны. Если сорганизовались 10 компаний, друг другу что-то поставляют в районе, то какие деньги нужны для этого? Нужно, чтобы мы просто работали. Это же цикл. Тут монетизация очень маленькая нужна.

Экономические процессы все закольцованы, как и воспроизводственные процессы.


Похожие новости:
Это фиаско: Россия осталась главным поставщиком угля на Украину
"Мосотделстрой №1" достроит ЖК "Царицыно"
Пациент, скорее, мертв: кому выгодно скрывать смерть банкира Когана?
Количество получающих "серую" зарплату шокировало власть
Новостройки наращивают спрос
Стал известен ответ Китая США в "войне пошлин"
Экономическому сотрудничеству России и Молдовы нужна поддержка СМИ
Почти четверть россиян считают тарифы ЖКХ неподъемными
Медведев: нужно стимулировать рост экономики
Батурина вернула себе звание богатейшей россиянки

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *