Академик Николай Янковский: «Генетики воссоздают прошлое»

Так случилось и на этот раз.

Несколько лет назад на встрече ученых России и Белоруссии меня удивил доклад директора Института общей генетики имени Н. И. Вавилова, который во всех подробностях рассказал, как именно был «вычислен» преступник, взорвавший бомбу в аэропорту Домодедово. Был найден клочок его кожи, и этого оказалось достаточным, чтобы помочь следователям не только определить национальность преступника, но и выйти на его родственников и место его проживания.

Удалось тогда побеседовать и с автором доклада Николаем Казимировичем Янковским. Он поразил меня не только широким кругозором и нестандартным подходом к нашей действительности и положением отечественной науки, но и глубочайшим проникновением в генетику, в которой сталкиваются сегодня прошлое с будущем, «физика» и «лирика», фантастика и действительность.

Примеры?

Пожалуйста!

Недавно я получил письмо от академика Янковского. В нем он сообщает, что программа со сложным названием «Разработка инновационных геногеографических и геномных технологий идентификации личности и индивидуальных особенностей человека на основе изучения генофондов регионов Союзного государства» («ДНК-идентификация») близка к завершению. Она осуществлялась совместными усилиями ученых России и Белоруссии.

Результаты исследований поистине впечатляющи! Оказалось, что генетики и генетика способны решать сложнейшие социальные проблемы. В частности, ученые помогут настолько эффективно бороться с преступностью, что могут полностью избавить от нее. Звучи фантастично, не правда ли? Но дело в том, что генетики помогут правоохранительным органам вычислять преступника даже в тех случаях, когда он только «чихнет» на месте происшествия… Всего одной клетки из его организма будет достаточно, чтобы найти его в любой точки земного шара!

Академик Янковский пишет:

«В текущем 2021 г. должна быть завершена реализация научно-технической программы Союзного государства «Разработка инновационных геногеографических и геномных технологий идентификации личности и индивидуальных особенностей человека на основе изучения генофондов регионов Союзного государства» («ДНК-идентификация»). Результаты программы уже проходят апробацию в криминалистических лабораториях. Методы ДНК-идентификации уже довольно давно используются в криминалистической практике, однако криминалистам всегда было важно иметь материал для сравнения. А как быть, если такого материала нет? Идея разработки этой программы возникла по результатам успешного применения достижений фундаментальной науки при расследовании террористического акта в аэропорту «Домодедово». Там террорист самоподорвался, а ДНК для сравнения не было в базах геномной регистрации и личность террориста не была известна. Однако, в ходе совместной работы ученых-генетиков с криминалистами Следственного комитета России было показано, что расшифровка ДНК неизвестного человека может дать практически полезные результаты для криминалистики при расследовании такого рода преступлений. В частности, по ДНК, извлеченной из биологических остатков взорвавшего себя в ап «Домодедово» террориста, удалось в кратчайшие сроки установить его личность, что позволило быстро раскрыть преступление. В ходе подготовки программы и ее реализации было выявлено большее количество новых практически важных для криминалистики задач, которые могут быть решены на основе фундаментального знания структуры ДНК и соответствующих прикладных решений, что и показывают предварительные результаты реализации Программы «ДНК-идентификация».

 

И далее академик Янковский уточняет:

«Одной из наиболее необычных задач была разработка прикладных технологий позволяющих криминалистам определять по ДНК, извлеченной из биологических следов с места преступления, принадлежность лица, оставившего эти следы, к определённой группе людей, проживающей в конкретной местности при отсутствии ДНК для сравнения. Например, теперь можно достоверно доказать, что биологические следы, изъятые на месте преступления принадлежат человеку по национальности N, родившимся в М-ском районе, Ф-ской области».

Ученые вместе со следователями провели несколько серий экспериментов. Последняя была весьма эффективна. Исследовалось 64 образца. В 63-х случаях был определен не только конкретный человек и место его нахождения, но и вычислена его фамилия. Академик Янковский убежден, что союз криминалистов и ученых если не уничтожит преступность в наших странах, то резко снизит ее масштабность. Но какой же смысл идти на преступление, если оно обязательно будет раскрыто и за него неизбежно последует наказание!? Среди коллег и друзей Николай Казимирович слывет человеком нестандартным, увлекающимся и философски настроенным. Пожалуй, такое определение близко к истине. Но мне кажется, что характер академика более точно выразила Елена Кокурина, которая взяла большое интервью у ученого для журнала «В мире науки». В частности, она поинтересовалась:

— Николай Казимирович, вы делите науку, в частности генетику, на «белую», «серую» и «черную» области. Как определить границы между ними?

Ученый ответил так:

— С одной стороны, существуют общепринятые традиционной (в Индии ее называют «западной») наукой факты, и обычно исследователи предпочитают оперировать этими установленными фактами и признанными понятиями. С другой — есть явления, которые традиционная для нас наука признает как несуществующие, например выход за рамки закона сохранения энергии. Я условно отношу такие явления к «белому» и «черному» полям науки.

Однако существует еще и «серое» поле: недостаточно четко исследованные феномены, проблемы, к которым мы только подступаем и которые в результате могут оказаться либо в «белом» поле, либо в «черном». Но здесь мы по крайней мере знаем, как и что исследовать. Вот, например, генетический контроль условного рефлекса. Это не инстинкты, которые тоже представляют собой рефлексы, только безусловные, «напечатанные» на генетическом уровне, — когда нового стимула нет, а признак появляется. В частности поведенческие: новорожденный ребенок уже знает, что надо сосать материнскую грудь, его никто этому не учил, но он с первого раза делает это успешно. Способность и потребность дышать, сердцебиение — это даже инстинктами не называется, это физиологические особенности организма, которые контролируется генетически. Если бы это не было предопределено, не были бы реализованы соответствующие генетические свойства, то сердце не билось бы, мы бы не дышали и, соответственно, умирали сразу при рождении. Но данные свойства, способности появились когда-то очень давно, когда еще не было сердца (в процессе эволюции оно существовало не всегда), когда наши далекие предки жили под водой и дышать им, как это делаем мы сегодня, раздвигая легкие, было незачем. А вот человек почему-то умеет делать это немедленно, как только выйдет из «безвоздушного» пространства внутри матери.

Подобные особенности складывались в течение десятков и сотен миллионов лет. Нам пока непонятен генетический контроль таких признаков, как безусловный рефлекс (инстинкт) — целесообразная реакция на сигнал среды, с которым организм сталкивается в первый раз. Ясно, что генетический контроль для каждого инстинкта существует, но сегодня это можно отнести к «серому» полю, поскольку ученым еще не известны механизмы его контроля…

 

Согласно традициям западной науки, мы привыкли все исследовать, расчленяя на элементы и рассматривая эти элементы как будто бы в лупу: есть этот элемент или нет, какой он, что с ним происходит, если изменить условия его существования, и т. д. Это подход всех естественных наук — химии, физики, биологии. И с этой точки зрения книга Далай-ламы «Вселенная в одном атоме», которую я прочитал перед конференцией, показалась мне очень интересной. Она не отрицает факты, которые я считаю установленными, но ставит вопрос о том, что такое целое, к которому эти факты относятся. Но! Это совершенно другая система координат, которую я как ученый на данный момент не использую. У меня есть своя, очень четкая система — что такое ген, где он находится, как он работает и т. д. Я не говорю, что традиционная для нас наука знает все. Многие явления будут открываться и изучаться все глубже, вероятно, в течение всего существования человечества, но сама система координат не отменяется, а лишь становится более дифференцированной. А у буддистов своя система координат, и мы попытались взглянуть на нашу систему сточки зрения их системы: что в нашей экспериментальной науке может быть приложимо к проверке положений буддизма. И, наоборот, посмотреть с их точки зрения на то, что мы делаем, и по-новому поставить задачи. Для меня лично это «взгляд со стороны» на собственные взгляды: что может сделать генетика, какие новые вопросы могут быть перед ней поставлены. И главный из них, ключевой для буддистов — сознание, которым, с их точки зрения, проникнуто все, вся природа, человек: когда оно появилось, каковы этапы его развития? Это в западной науке сформулировано недостаточно четко. Сейчас, применив новые генетические подходы, можно ставить задачи для таких исследований, о чем я раньше, в течение 50 лет проработав в генетике, даже не задумывался.»

Оригинально, не правда ли?

Но ведь именно нестандартность мышления и новизна подходов и помогает науке идти вперед!

У академика философские размышления подтверждаются вполне конкретными предложениями к науке и обществу, а потому они чрезвычайно полезны и обречены на успех.

Николай Янковский в заключение своего письма сообщает: «Программа завершается, а полученные результаты позволяют двигаться дальше. Например, реальной задачей становится предметный анализ с идентификацией личности жертв в групповых захоронениях таких как захоронения периода ВОВ. Это касается как захоронений останков военнослужащих, так и жертв военных преступлений среди мирного населения. Таких захоронений в РФ и в Белоруссии не одна сотня, а количество неопознанных жертв сложно оценить менее, чем в сотни тысяч человек. Поэтому научные инструменты, разработанные в ходе программы, могут и должны быть усовершенствованы для применения для анализа групповых захоронений времен ВОВ на территории не только России, но и Белоруссии, т. е. на всей территории Союзного государства. Все таки я скажу, что пока нет памятника мирным жертвам ВОВ, число которых превышает численность военнослужащих, погибших в этот период, и если такой памятник будет создаваться, это может быть символом того, что это мирные жертвы, было бы установление генеалогических связей между индивидами, которым принадлежат останки в групповых захоронениях, и их связи с ныне живущими родственниками, поскольку существующие методы позволяют установить родство не только в первом поколении, но и более дальнее, которое уходит на несколько поколений более дальних, например, 10 поколений, которые разделяют родственников, принадлежащих данному поколению».

Не правда ли, важнейшее достижение науки в той области, где, казалось бы, ничего невозможно сделать! Но генетика и генетики, оказывается, способны вернуть каждому из нас семейное прошлое, воссоздать то, что утрачено памятью и ударами войн, и разве это не с заслуживает поддержки и государства, и общества!?


Похожие новости:
Ученые начали испытания универсальной вакцины от рака
Клетки мозга человека будут выращивать в черепах мышей
"Аномалию уничтожить!": В США провалились испытания Minuteman III
Новый "Союз" стартует в декабре этого года
На Гавайях исчез остров Восточный
Синоптики предупредили о сильных апрельских морозах в ряде регионов России
От новых iPhone можно будет без провода заряжать другие устройства
Рогозин отказался обнародовать причины появления "дыры в Союзе"
Apple раскрыла данные о передвижениях людей во время пандемии
Специалисты NASA показали масштабы таяния ледников в Антарктиде

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *